AS-18

April 5th, 2014 — admin

В начало

Предыдущая глава

Пуэрто Монт

 

“Алжир — город весь белый..!” — написал он,

но дальше этого дело не пошло. Память

 вновь нарисовала перед ним красивый

чистенький городок, ручейками домов и

плоскими кровлями сбегающий по склону

горы к морю, но он не находил слов,

чтобы передать виденное и пережитое.

Ги де Мопассан. Милый друг.

Пуэрто Монтт – город весь красный. А основан он немцами. Чилийское правительство тоже решило прибегнуть к иммиграции для того, чтобы заселить дикий, но богатый ресурсами берег залива Релонкави, за 100 километров к югу от столицы. В 1853 году поселенцы из Штутгарта прибыли сюда и тут же принялись строить жилища и вспахивать пашни. В качестве строительного материала они выбрали обильно произрастающее красное дерево фицройю. Это дерево из семейства кипарисовых названо в честь капитана «Бигля» Роберта Фицроя, с которым прибыл в эти края Чарльз Дарвин. В отличие от наших кипарисов ствол фицройи может достигать пятиметровой толщины. Неудивительно, что первые дома строились исключительно из этой ценной, но доступной древесины. В городе сохранилась католическая церковь, построенная из фицройевых брёвен в 1857-м году.

 

Хозяйственные и трудолюбивые немцы быстро освоились, занялись хлебопашеством и пивоварением. В отличие от уэльсцев они привезли с собой не только инструменты, но и весь свой привычный быт, вплоть до пианино и детских игрушек. Немецкая закваска оказалась прочной. До сих пор потомки их общаются на немецком, пьют пиво, сваренное по стародавним рецептам (отличное, кстати) и обучают детей в частных и дорогих немецких школах.

Каждый год здесь пивной фестиваль – Oktoberfest. Проводят его, как и полагается, осенью:  в феврале.

По дороге в Пуэрто Варас мы неожиданно увидели большой рекламный биллборд, извещавший о гастролях певца по имени Рафаэль. Боже мой, целая вечность прошла с тех пор, когда песни испанского певца неслись из окон, наполняя наши дворы и улицы его волшебным голосом. Мигель Рафаэль Мартос Сантос, сколько девушек сходило с ума от этого имени. «Чудо из Линареса», «Соловей из Линареса» – так называли юного испанца по всей Европе. Он начал петь в возрасте трёх лет, выступать с хором с четырёх, в девять был признан лучшим певцом Европы среди детей. А сейчас ему – 71 и он гастролирует по миру, включая все уголки Америки Сюр. Обладатель 327 золотых, 49 платиновых и одного уранового (50 миллионов копий!) диска, нескольких премий Грэмми, символических ключей от Нью-Йорка, Лос Анджелеса, Чикаго и Майами почти пересёкся с нами в чилийском Пуэрто Монтт. Здоровье его оставляет желать лучшего, но Рафаэль по-прежнему красив и способен покорить не одно женское сердце.

В небольшом городке Frutillar (Клубничный) мы провели часа полтора в музее немецкой истории и увидели там абсолютный немецкий орднунг, сохранившийся через полтора столетия. Музей состоит из жилых домов и рабочих строений: мельницы и кузницы. Нужно ли говорить, в каком великолепном порядке содержатся все эти помещения, как много можно узнать о жизни переселенцев. Великая нация эти немцы. А ведь началось всё с девяти семей, перебравшихся сюда первыми.

 

На берегу озера Льянкиуэ расположилось огромное здание Teatro del Lago. В скромном городке потомки немецких переселенцев сумели построить самый большой театр в Чили и лучший по акустике во всей Америке Сюр. Да-да, не в Буэнос Айрес и не в Рио де Жанейро, а в Клубничный город съезжаются тысячи любители настоящей музыки. Так говорят путеводители, а путеводители не врут, зачем им врать?

К тому же, отсюда открывается великолепный вид на объекты, которые пока не под силу воспроизвести человеку. Это – вулканы, их с берега озера видно сразу четыре. Лидером в этой четвёрке является снежная вершина идеальной формы – вулкан Осорно.

 

Где-то, за вулканами – Аргентина, туристский рай Барилоче, о котором следует рассказать подробнее, но чуть позже.

Не только немцы селились на этих землях и не всегда поселение  проходило безболезненно. В 1960 году произошло Великое Чилийское землетрясение, которое считается самым мощным из зарегистрированных человеком. Его магнитуда достигала от 9,3 до 9,5 баллов. 22 мая 1960 года были разрушены Пуэрто Монтт, Вальдивия и другие чилийские города на протяжении 800 километров. (Недавнее японское землетрясение, разрушившее фукусимский ядерный реактор, было силой 9,0 баллов).

 

В 1969 году произошло ещё одно несчастье, на этот раз вполне рукотворное.

Четвёртого марта девяносто безземельных скваттеров решили заселить не принадлежавшую никому землю. Они наивно полагали, что могут занять её бесплатно и не платить ни налогов, ни ренты.

Член чилийского парламента от Социалистической партии Луис Эспиноса уверил, что земля принадлежит им и никто не собирается на неё посягать. Через пять дней местный шеф полиции Родригес Марбан снова заверил мирных земледельцев в полной неприкосновенности. Однако, более могущественный политик – министр внутренних дел Эдмундо Перец Сухович – отдал приказ убрать захватчиков. Полиция поспешила выполнить приказ своего министра: Эспиносу арестовали, а полицейские в количестве 250 человек обрушились на поселенцев, выгоняя их слезоточивым газом. Храбрые скваттеры вооружились подручными средствами: мотыгами, топорами, вилами и контратаковали. По ним открыли огонь, в результате чего восемь человек было застрелено и несколько только что воздвигнутых домов сожжено дотла.

Перцу Суховичу это не сошло с рук.

Сначала Виктор Хара увековечил его имя в своей песне «Спросите о Пуэрто Монтт» (перевод автора):

Ты должен за это ответить нам,

Сеньор Перец Зухович,

Зачем ты на безоружных людей

Направил дула винтовок.

 

Сеньор Перец, твоя совесть

Давно заколочена в гроб

И не отмоют руки твои

Всего юга дожди,

Всего юга дожди.

Вскоре слова насчёт гроба оказались пророческими и Перец был застрелен в своём “мерседесе” на глазах дочери. Чилийское правительство утратило популярность и на следующих выборах проиграло.

К власти пришёл Сальвадор Альенде.

Во Фрутильяре мы впервые попробовали местное блюдо «куранто». Его приготовляют из моллюсков, мяса, картофеля, овощей – вообще из всего понемножку.

Сначала роют яму глубиной полтора метра. Дно ямы выстилается камнями, которые раскаляются докрасна.

Всё понемножку укладывается слоями и перестилается листьями местного ревеня. Если нет ревеня, используют пальмовые, а уж на совсем худой конец – капустные листья.

Сверху накладывают мокрые мешки, а на них – землю, создавая таким образом приготовление под прессом, как в скороварке. Примерно через час приготовленная смесь извлекается и подаётся к столу.

 

Куранто – одно из редких блюд, в рецепт которого внесли равный вклад местные индейцы и испанские пришельцы, а может быть, даже полинезийцы.

Популярным напитком здесь является Pico Suave, освежающий слабоалкогольный коктейль, по вкусу напоминающий “маргариту”, но употребляемый без соли.

(По-чилийски это звучит как «нежный х..», мы его не решились попробовать).

Я помню всегда, как в Пуэрто Монтт

Иль ночью на островах

Я шёл по пляжу, а лодка ждала

И ноги горели в воде,

Следы оставляя на мокром песке –

Каждый шаг и новый огонь

Вспыхивал подо мной.

А из глубины смотрели глаза

Неспящих чьих-то очей,

И звёздами неба я знаки чертил

У края морских глубин.

Пабло Неруда, 1967. (перевод, естественно, автора).

 

Трудно удержаться, чтобы не привести здесь фотографию чилийского ночного клуба, не правда ли, соблазнительное заведение?

 

Продолжение

Posted in Путешествия, Uncategorized. No Comments »

Leave a Reply

«

»