У истоков религиозных учений (часть 1-я)

April 5th, 2009 — admin

Река была прозрачна у истока.
Напоминать об этом ей – жестоко

Борис Заходер

Вступление

Вряд ли есть на свете много людей, которые могут отнести себя к разряду абсолютно неверующих. В той или иной степени все мы допускаем наличие определённой высшей силы.

Немного найдётся и людей, которые могут определённо утверждать, что они веруют и не испытывают и тени сомнения в предмете своей веры. Никто ещё не опроверг мнение Павла Фёдоровича Смердякова, что может быть один или два человека только и есть на всей земле, которые имеют веры с горчичное зерно, чтобы приказать горе сойти с места. Да что там горе, кто даже из людей истово верующих рискнёт пройтись по глади морской, не рискуя вслед за апостолом Петром уйти под воду.

Несомненных доказательств наличия Бога не существует, как не представляется возможным доказать и отсутствие Его. Атеизм – это такой же предмет веры, как и сама вера.

Содержание этих заметок предназначено в большей степени людям верующим. Они будут неинтересны тем, кто выработал определённую точку зрения на предмет. Для таких людей чтение заметок будет такой же пустой тратой времени, как если бы они бросали камушки в воду и не наблюдали за кругами, ими образуемыми.

Заметки эти не претендуют на беспристрастность. Иначе их было бы скучно читать. Вполне вероятно, что не более половины читателей, раскрывших эту страницу, продолжат чтение.

Ещё больше читателей будет потеряно после следующего признания. Автор не имеет богословского образования и даже не относит себя к числу просто начитанных людей, проглотивших сотни томов религиозных и исторических исследований. Ко всему этому он сам с большим недоверием относится к дилетантам и графоманам. Здесь он мог бы опереться на высказывание Наполеона о том, что “величайшая из всех безнравственностей – это браться за дело, которое не умеешь делать”. Но безнравственность автора доходит до такой степени, что вместо этого он приведёт цитату из Гюи де Мопассана. В одном из рассказов героиня уговаривает мужа рассказать о его добрачных связях. Оказалось, что у супруга было много женщин, но, самое ужасное, среди них были не только светские дамы, но и проститутки. Причём предпочтение он отдавал последним. На вопрос героини: “почему?” последовал потрясающий ответ: “потому что я вообще не люблю дилетантов”.

Здесь мы наверное потеряем процентов 90 из оставшихся читателей. Ну, нельзя же, в самом деле, начинать рассмотрение серьёзного вопроса с легкомысленных ссылок. Что ж, воспримем эту утрату спокойно. Дело не в количестве. Если эти заметки заинтересуют хотя бы одного человека, значит, они не зря написаны.

Вперёд, читатель!

Повод для написания

Поводом, или вернее, толчком к написанию этих заметок послужила совершенно невинная фраза, найденная в книге Essential Judaism. A Complete Guide to Beliefs, Customs, and Rituals. By George Robinson. Pocket Books, NY. Именно, в самом начале 1-й главы имеется следующее утверждение: “идея единого, всемогущего, всеведущего Бога является изобретением евреев…”.

Поначалу автор не поверил своим глазам и долго разбирал каждое слово вышеприведённой фразы с помощью словарей. Нет, нет, именно так и звучало: ”This much seems clear: the idea of a single, omnipotent, omniscient God is a Jewish invention, one that has changed the course of Western (and, therefore, world) history”.

Первое, что поражает, это образ того самого всемогущего Бога, который, после того, как создал вселенную и всё, что её населяет, терпеливо ожидал тысячи лет, пока Его же собственные создания Его изобретут.

Вторая несуразность, которая бросается в глаза, это то, что идея Бога изобретена человеком или даже целым народом. Если это так, то её ценность ограничивается способностями и возможностями этого человека или этого народа. Такое изобретение субъективно, его нельзя проверить и сравнить. Один изобрёл единого Бога, другой – двух, третий ещё какую-нибудь комбинацию, но где же критерий истины? Очевидно, что такая идея, если она истинна, могла быть привнесена только свыше, то есть самим Богом. Тогда это следует называть не изобретением, а как-то иначе.

Если эта идея была вдохновлена свыше, то её “изобретатели” являются не активным, а пассивным звеном акта творчества. Их заслуга была бы в том, что они привлекли к себе внимание Бога и заслужили честь и привилегию быть хранителями этой идеи.Пытаясь разобраться в смысле этой фразы до конца и опасаясь, что вышеприведённый источник слишком сложен для его нетренированного в религиеведении разума, автор обратился к другой, более авторитетной, но и более доступной книге, а именно: ”The Compete Idiot’s Guide to Understanding Judaism by Rabbi Benjamin Blech. Alpha books, NY”.

Опять то же самое: “… идея единого, всемогущего, вездесущего Бога является изобретением евреев…”. Итак, сделано смелое заявление: евреи изобрели Единого Бога. Именно так это звучит в приведённых источниках, так это повторяется в беседах раввинов и даже отдельных христианских теологов.Давайте рассмотрим вопрос об авторстве подробнее. Тут уместно некоторое отступление.

Изобретения, авторы и способствующие лица

Автор этих заметок не является профессионалом в вопросах религии. У него нет диплома теолога и это, без всяких экивоков, огромный пробел, значительная брешь в каждом из тезисов этих заметок. Непрофессионализм выпирает из всех щелей и углов.

Но в вопросе изобретательства автор не новичок. В этом вопросе он, можно сказать, профессионал. У него есть десятки изобретений СССР, патенты России, Америки и многих других стран. Автор провёл много содержательных бесед и состоял в переписке с экспертами ВНИИГПЭ и патентными юристами США. Автор (из чистого любопытства) знакомился с патентным законодательством, принятым в разных странах. Поскольку патентное дело является очень важным инструментом технического прогресса и промышленного развития, то юридически оно разработано достаточно хорошо и на все возможные случаи жизни. Известный американский изобретатель Сэмюэль Клеменс в своём романе “Янки при дворе короля Артура” утверждал даже, что без патентного бюро ни одно государство существовать не может. Существует много критериев того, что является предметом изобретения, и кто должен быть признан его автором. Одним из существенных моментов здесь является вопрос о приоритете, ибо одно и то же можно изобрести только один раз. Если некто пришёл к идее независимо и узнал, что кто-то пришёл к той же идее чуть раньше, то некто проиграл.

Winner takes all – таков суровый закон изобретательства. Примерно то же, что мы читали в романах Джека Лондона о собачьих гонках, где герою следовало первым забить колышек на золотоносном участке. Кстати, этот колышек обозначается по-английски тем же словом, что и пункт формулы изобретения – claim. Есть специальный термин, обозначающий человека, который пытается похитить законное право на владение золотоносным участком. Такой человек называется claim jumper, буквально – “тот, кто прыгает на колышек”.

Существуют два отличных друг от друга законодательства по вопросу приоритета. В Европе, например, победителем считается человек, первым подавший заявку на изобретение, то есть оформивший её надлежащим образом и отправивший хотя бы на час раньше конкурента. В Америке автором будет признан тот, кто раньше пришёл к идее изобретения, и имеет соответствующие доказательства своего приоритета. Таким доказательством могут быть показания свидетелей или записи в лабораторной книге. В России это не работало бы, а в Америке подобные доказательства имеют такую же силу, как и оформленная заявка. Патентный поверенный из очень солидной фирмы поведал историю из своей практики, когда две большие корпорации решали вопрос о приоритете изобретения через суд. Вопрос упирался в то, что автор не мог точно вспомнить дату, когда его озарила плодотворная идея. И тут одно из вовлечённых в процесс лиц (спонсор автора) внезапно вспомнило, что у него есть записная книжка, в которую он внёс какую-то запись во время телефонного разговора с изобретателем. Книжка была предъявлена суду и в ней на определённой странице с датой стояла фамилия изобретателя, а рядом с ней … вы думаете, подробное описание идеи? Совсем нет, рядом была нарисована лампочка с исходящими от неё лучами. В Америке такой рисунок считается общепринятым символом озарения. Судья вполне удовлетворился этим свидетельством и принял дату в записной книжке в качестве официально признанного приоритета. Это не выдумка, а вполне реальная история, услышанная в респектабельном юридическом оффисе в самом центре американской столицы.Надо сказать, что в бывшем СССР (и ещё, кажется, в Испании) кроме изобретений регистрировали и открытия. В отличие от изобретений, которые делаются сотнями тысяч, открытий регистрировали гораздо меньше, примерно по 14-15 ежегодно. Их, возможно, было бы и больше, но кто-то мудрый внёс в законодательство поправку: “открытия в области общественных наук к регистрации не принимаются”.

В свете изложенного заявление об “изобретении” идеи Единого Бога выглядит юридически более обоснованным, чем идея, скажем, “открытия”. Надо признать, что фраза, озадачившая автора, выглядит теперь более логичной.

Давайте представим, как выглядела бы заявка на “изобретение” Единого и Всемогущего Бога. Она состояла бы из первого (независимого) пункта формулы изобретения и множества зависимых (т. е., развивающих первоначальный) пунктов.

1. Высшее Существо, отличающееся тем, что Оно является всемогущим Творцом вселенной. 2. Высшее Существо по п.1, отличающееся тем, что Оно является единственным подобным Существом во всей вселенной.3. После чего следовало бы много других зависимых пунктов, описывающих различные свойства и функции Бога, как то: любовь к своим созданиям, всеведение, вездесущность и т. д.

О приоритете

Возникает два вопроса:
Когда в еврейской литературе или в иудейском сознании появилась и стала общепринятой идея монотеизма?
Существовала ли такая идея ранее у других народов?
В Библии можно найти прямое указание на то, что Единый Бог был впервые явлен Аврааму (Бытие, 12) а позднее – Моисею (Исход, 3). Но был ли этот Бог универсальным, так сказать, отвечающим пп.1 и 2 нашей гипотетической заявки, или же он был богом, так сказать, локального значения, сначала – одной семьи, затем – возникших из неё племени и нации? В книгах Бытие и Исход встречаются вполне определённые упоминания о других богах. Например, в Бытие, 3:5 мы находим следующую фразу: “… и вы будете как боги…”. В Книге Исход, 12:12 имеется ещё более определённое “… и над всеми богами египетскими произведу суд”.С какой радостью поднаторевший в теологических диспутах искушённый и начитанный читатель вспомнит все замечательные аргументы и учения толкователей Талмуда и Библии, суть которых сводится к тому, как правильно читать и понимать приведённые отрывки. И что на самом деле о Боге Едином шла речь с самого начала, и только неграмотный человек может понять это по-другому.

Трудно сражаться с просвещёнными талмудистами, за плечами которых стоят века и тысячелетия плодотворных дискуссий, подкреплённых богатством мысли многих поколений мыслителей. Такая задача не по плечу автору. Однако, к нашим услугам имеется первоисточник, именуемый Библией, и возможность ознакомиться с ним в различных переводах на русский и английский языки. Среди них и перевод с арамейского языка, который осуществил George Lamsa, один из немногих исследователей Библии, для кого арамейский язык был родным. George Lamsa вырос в той же бытовой среде, что и Иисус Христос. Он является одним из немногих, кто понимает текст подлинника во всех его языковых тонкостях и бытовых оттенках.

И мы достаточно образованны, чтобы во всех этих переводах отличить множественное число от единственного.

Будем пользоваться при этом ничем иным, как напутствием, данным Иисусом Христом в Евангелии от Матфея (5:37) “ да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх того, то от лукавого”.Зачем лукавить в серьёзном вопросе, давайте просто читать, как написано: боги так боги, а Бог – значит Единый Бог для всей вселенной и для всех народов. Библия даёт вполне определённые свидетельства, что изначально Бог мыслился как бог израильского племени, с которым Он заключил завет.

Как зовут Бога?

Моисей дал нам вполне определённое подтверждение этого при первой же задокументированной встрече со Всевышним. Именно, он обратился к говорившему к нему из неопалимого куста Богу со словами (Исход, 3:13): “вот, приду я к сынам Израилевым и скажу им: Бог отцов ваших послал меня к вам. А они скажут мне: как Ему имя? Что сказать мне им?”

Если Моисей принимал Бога в качестве единственного существующего Божества, зачем спрашивать Его имя? Зачем вообще нужны имена? Наверное, для того, чтобы отличать подобных существ друг от друга. Например, чтобы знать, что Сергей Сидорович это не то же самое лицо, что Фёдор Апполинариевич. В случае же богов имена имеют смысл, если их больше одного. Поэтому, спросив Бога об его имени, Моисей ясно дал понять, что считал Его одним из многих, Тем, Кому нужна какая-то идентификация. Нужно сказать, что Бог со всей очевидностью увидел затруднение Моисея и сказал в ответ буквально то, что в русском синодальном переводе звучит “Я есмь сущий”. В английских переводах (King James Version, New International Version, Living Bible или New Revised Standard) это звучит более определённо: “God said to Moses, “I am who I am”” или “I am that I am” и точка! Но действительно ли Моисей разговаривал с Богом и получил от Него прямые инструкции или же эти инструкции были не вполне очевидны и являются частью – вдохновлёнными свыше, частью – домысленными самим Моисеем? Сам ли он пришёл к этой идее или он внедрил существовавшие до него воззрения в иудейский народ? Получил ли Моисей знание о Боге из первоисточника или же через вторые руки? В пользу последних предположений говорит очень многое.

Первое “изобретение” монотеизма

Египтологам очень хорошо известен “первый случай монотеизма в истории”, а именно тот факт, что фараон по имени Акхенатон, живший в эпоху, непосредственно предшествовавшую рождению Моисея, исповедовал примитивную форму монотеизма, а именно, он полагал, что Бог Солнца Атен является воплощением единственного Всевышнего существа. Этот Бог не идентичен Богу Моисея (как он не идентичен Солнцу), но всё же отличался от Него в меньшей степени, чем моисеев Бог, говорящий из купины неопалимой, отличается от того Верховного Непостижимого Бытия, каким его представляют современные верующие люди. Вот что буквально говорится в одном из гимнов Богу Акхенатона: “О Единый Бог, которому нет равных. Ты создал мир по желанию твоему Сам; всё на земле, людей, животных, диких и домашних, поставил на ноги и всё в небо поднял на крыльях, ибо такова воля Твоя”. Разве это не соответствует нашей воображаемой заявке на изобретение идеи Единого Бога, пп. 1 и 2? Если так, то приоритет принадлежит мыслителям совсем другого народа, а Моисей является даже не соавтором, а всего лишь пользователем этой идеи. Он, выражаясь юридическим языком, является “лицом, способствующим внедрению изобретения”.

Но является ли Акхенатон единственным предтечей этого эпохального изобретения? Не было ли в истории других гигантов, на плечах которых стоял Моисей, не было ли у него прямых учителей и предшественников?

Тесть Моисея – ещё один соавтор?

Давайте вспомним биографию Моисея, а именно, где и в каком окружении он провёл 40 лет, непосредственно предшествующих встрече с Тем, Кто Он Есть. Моисей, как известно, был вынужден бежать из Египта, где он жил при дворе фараона на положении принца и приёмного сына дочери фараона. Однажды он прогуливался по окрестностям и “увидел, что Египтянин бьёт одного Еврея из братьев его”, то есть, надсмотрщик (прораб, по-нашему) учил нерадивого раба (делал ему взыскание соответствующими тому времени методами). Моисей, проведя молодость при дворе фараона, к подобному обращению не привык. Воспылавши гневом и, “посмотрев туда и сюда, и видя, что нет никого, он убил Египтянина и скрыл его в песке”. Очевидно, Моисей рассчитывал, что евреи воспримут этот поступок с благодарностью, и будут смотреть на него с обожанием и любовью. Однако, на следующий день он столкнулся с прямой угрозой разоблачения со стороны своих же соплеменников. О факте убийства стало известно фараону. Кто донёс об этом верховному правителю, в Библии умалчивается. Но не нужно иметь и пяти пядей во лбу, чтобы догадаться, что если в момент убийства вокруг никого не было, кроме наказуемого благодарного соплеменника, то он, по крайней мере, приложил к этому руку. В общем, последующие 40 лет Моисей провёл вдали и от дворца фараона и от своих сородичей, а именно – в доме Мадиамского священника, называемого в одном месте Рагуил, а в других – Иофор. Возможно, его полное имя было Иофор Рагуилович. Моисей был женат на его дочери. Мы не располагаем прямыми сведениями о том, какое влияние общение со священником оказало на мировоззрение Моисея. Но 40 лет не могли же пройти бесследно. Из дальнейшего повествования мы узнаём, что мнение Иофора было для Моисея весьма авторитетным. Много позже, когда Моисей уже стал лидером еврейского народа и его безраздельным судьёй, Иофор нанёс ему официальный визит и дал несколько ценных советов по народоуправлению. Он сказал ему много слов, среди которых были и такие: “Нехорошо ты это делаешь”. Советы тестя были тут же и безоговорочно воплощены в жизнь. Это даёт прямое указание на то, что Моисей к мнению тестя прислушивался, если не сказать больше. Мы вынуждены примириться с мыслью, что великий лидер своего народа Моисей, имеющий личные беседы с Самим Господом и осмеливающийся Ему возражать, покорно слушается советов племенного священника. Мадиамиты, кочевое семитское племя, поклонялись единому вулканическому божеству. Не тому ли Господу, который вёл евреев “…днём в столпе облачном, показывая им путь, а ночью – в столпе огненном…” (Исход, 14:21). Не это ли точное описание вулканического извержения?

С известными оговорками, мистер Иофор мог бы претендовать в нашей заявке на изобретение, по крайней мере, на соавторство.О том, был ли Бог Моисея и Бог Иофора одним и тем же божеством, мы не можем судить со всей уверенностью, но определённый намёк даёт отрывок из книги Исход, 18:12. А именно, во время того же визита “принёс Иофор, тесть Моисеев, всесожжение и жертвы Богу; и пришёл Аарон и все старейшины Израилевы есть хлеба с тестем Моисеевым пред Богом”. Мы не знаем точно, какие взаимоотношения были в те времена между представителями отдельных религий. Известно, что в древнем Иерусалиме фарисеи, саддукеи, ессеи и другие совершали свои богослужения в одних и тех же храмах. Но они были представителями одной и той же религии, и Бог у них был один. Наверное, во всех народах было в порядке вещей, если священник соседнего племени приходил в гости и производил богослужение для тех, кто разделял его взгляды. С другой стороны, представляется маловероятным, чтобы, скажем, раввин пришёл в христианский храм и отслужил там обедню. В то же время, если некий собор посещается вышестоящим церковным лицом, например, епископом, то ему, как правило, предоставляется почётное право вести литургию или мессу, что приличествует случаю, а местный священник скромно стоит в стороне. Не логично было бы предположить, что Иофор исповедовал ту же религию и поклонялся тому же Богу, что и Моисей? Тот факт, что Моисей не был упомянут в списке приглашённых вкусить хлебов после жертвоприношения, может говорить и том, что Иофор был признан старшим священнослужителем на этом празднике и мог сам приглашать или не приглашать младших по званию. Но и это далеко не всё. Акхаметон и Иофор занимают не первую строчку в списке “изобретателей” монотеизма.

До Иофора

Бог Единый, невидимый и всемогущий, Создатель вселенной, Отец любви и добра, был долгое время известен в Ведах, а это было примерно за 6000 лет до рождества Христова. Заратустра, основатель зороастризма, также провозглашал Единого Бога.

В не так давно открытом египетском папирусе Приссе, созданном за 1000 лет до рождения Моисея, Бог своими устами говорит следующее: “Я есмь Невидимый, Кто создал небеса и всё остальное. Я – Бог Верховный, провозглашаю Себя и нет Мне равных. Я есмь вчера и Я знаю завтра. Всем существам и всему сущему Я есмь Закон”. У Бога из папируса Приссе есть имя. По-русски оно звучит примерно как: “Нук пу Нук”.А теперь приготовьтесь к настоящему шоку. В переводе на английский “нук пу нук” буквально означает “I am who I am”, “Я есмь сущий” (“Jesus Lived in India by Holger Kersten, Element Books Ltd.”, стр. 43). Именно этими словами Бог называет себя при первой встрече с Моисеем, происшедшей через тысячу лет после составления папируса Приссе.

То есть заявка на изобретение была составлена надлежащим образом, в письменном виде и с приоритетом примерно на 1000 лет опережающим Моисея.

Так ли важен приоритет?

По современному законодательству авторские права на изобретение истекают через 20 лет. После этого все желающие могут пользоваться изобретением бесплатно. Тем более и мы можем наслаждаться идеей о том, что есть на свете Благой и Всемогущий, Который печётся о нас и считает нас Своими чадами возлюбленными.Существенен ли приоритет в вопросах, не связанных с коммерцией? Можно совершенно определённо заявить, что патент сам по себе стоит столько же, сколько бумага, на которой он напечатан. Изобретение нужно материализовать. Более того, необходимо убедить людей, что они должны пользоваться плодами изобретения и это послужит к их благу.

Для нас, живущих через много тысяч лет после того, как идея Единого Бога была дарована человечеству, вопрос об авторстве не стоит остро. Мы должны быть в равной степени благодарны и “изобретателям” этой Единственно Правильной Идеи и тем, кто донёс её до нас. Мы бесконечно признательны тем еврейским мудрецам, кто сумел пронести и сохранить её через тысячелетия тяжёлой истории своего народа.

Изречение: “Не тот генерал выигрывает сражение, который предложил план битвы, но тот, кто взял на себя ответственность его осуществить” принадлежит человеку, понимавшему в этом толк. Это сказал Наполеон Бонапарт.

Агентство “Рейтер”  предало недавно гласности  информацию, которая могла бы стать одной из мировых сенсаций.

Оказывается, что знаменитая формула Е = m С2 была выведена вовсе не Альбертом Эйнштейном. Найдены данные, что итальянец Olinto De Pretto из города Vicenza опубликовал её в научном журнале Atte в 1903. Профессор Bartocci из университета в Perugia утверждает даже, что Эйнштейн с большой вероятностью мог пользоваться этим источником при написании своей работы, опубликованной в 1905 (как известно, знаменитая статья Эйнштейна не содержит ни одной ссылки на предшественников).

Вы думаете, это стало сенсацией? Будут переписаны учебники физики? Нет, даже и ряби не пробежало. В той же публикации профессор математики Edmund Robertson из St Andrew’s University заявил “De Pretto заслуживает чести, если это действительно подтвердится. Но даже в этом случае формула не должна быть отнята от имени Эйнштейна”.

Просто и доказательно!

Так они и останутся навсегда вместе: Альберт Эйнштейн – Е = m С2, Михаил Шолохов – “Тихий Дон”, Владимир Орлов – “Альтист Данилов”.

Внедрение идеи

Хорошо известно, что только примерно 1/10 всех хороших (патентоспособных) идей заканчивается официальным признанием и выдачей патента. Примерно 1/10 из этого количества реализуются в какую-то продукцию. Сколько из этой продукции приносит патентовладельцам ожидаемые дивиденды, этого и статистика не знает. Но известно доподлинно, что любая идея нуждается в поддержке и продвижении. Идее нужны спонсоры. Роль того, кто продвигает изобретение в жизнь, зачастую оказывается не менее важной, чем роль самого изобретателя.

Здесь уместно вспомнить одного из самых известных изобретателей прошлого века, человека, которому человечество обязано телевидением, электронным микроскопом и многими другими вещами, русского эмигранта, получившего в США более 150 патентов. Мы, конечно, имеем в виду Владимира Зворыкина. Вчитываясь в его биографию, можно с большой долей уверенности предположить, что малое количество его изобретений увидело бы свет, если бы не мощная поддержка другого выходца из России – Давида Сарнова. Напрасно вы будете искать имя Сарнова в перечне авторов патентов. Он не был учёным, он не был исследователем, и он не был изобретателем. Он был, что называется, антрепренёром, бизнессменом от науки. В начале прошлого века Давид был скромным молодым человеком и начинал свою карьеру радиооператором в зарождающейся тогда радио-империи Маркони. Он стал первым, кто перехватил сигналы бедствия с тонущего “Титаника”. Информация об этом обошла весь мир, принеся Давиду известность и давши первый импульс его выдающейся карьере. Правда, через много лет дотошные журналисты выяснили, что история о полученном сигнале с “Титаника” является единственным изобретением смышлёного паренька, то есть он её просто выдумал, но к тому времени Давид был уже всесильным директором RCA (Radio Corporation of America) и имел чин генерала. И вот его-то генеральская поддержка позволила воплотить изобретения Владимира Зворыкина в жизнь, а выдающееся видение и прозорливость Давида принесли телеприёмники в каждый американский дом и преобразили нашу сегодняшнюю жизнь.Очевидно, Моисей тоже имел своего Зворыкина или Зворыкиных, но что стало бы с их идеями, если бы не страсть и подвижничество Моисея, который не только себя, но и кого угодно мог положить за торжество и во славу обретённого Бога.

Из уст Бога в уши пророка

Три версии заслуживают внимания.

* Первая: Моисей имел личные контакты с Богом, получил от него необходимую информацию и инструкции и донёс их до нас в первозданном виде.
* Вторая: Информация, полученная Моисеем в результате личного контакта или откровения, донесена до нас в искажённой форме. Можно представить, что эта информация была передана Моисею несколько туманно, во сне или видении и, таким образом, допускала толкование и развитие.
* Третья версия заключается в том, что Моисей воспользовался уже существующей религиозной доктриной и переработал её в соответствии с сопутствующими ему обстоятельствами.

Единственным свидетелем здесь может служить сам Моисей, вернее, составленные им письменные источники, то есть, Пятикнижие. В нём можно найти недвусмысленные указания на то, в какой степени Моисей сам доверял и подчинялся заповедям и законам, которые Бог даровал ему на горе Сион. Если Бог лично дал Моисею заветы и правила (законы), которым он должен был следовать, Моисей не посмел бы интерпретировать или нарушать их. С другой стороны, если Бог, с Которым беседовал Моисей, был признан им Всемогущим и Всеведущим, мог ли Моисей вступать с Ним в дискуссии и, как повествуется в Библии, выходить из них победителем? Но именно это Моисей и делал.

Как же были дарованы эти законы?

Устная легенда говорит о том, что Моисей взошёл на гору Сион и народ израильский с трепетом ожидал возвращения его, ибо не знал, какие запреты Бог наложит на них и сколько их принесёт Моисей с горы. Когда же Моисей сошёл с горы, он собрал народ пред лице своё и сказал: “Евреи, у меня для вас есть две новости – хорошая и плохая”. Они сказали: “Говори сначала хорошую”. “Хорошая новость та, что заповедей всего 10”. “Ух, – выдохнули собравшиеся, – ну, а теперь – плохую”. “Прелюбодеяние – включено”.

Автограф Всевышнего

Но это – анекдот, а история, рассказанная в книге Исход, несколько иная. Моисей действительно провёл вне стана, на горе Синай, покрытой облаком, сорок дней, соблюдая строгий пост. По прошествии же сорока дней он возвратился к своему народу, нагруженный двумя “… скрижалями каменными, на которых написано было перстом Божиим” (Исход, 31:18).

Наше воображение бессильно представить всю драгоценность этого груза.

Моисей держал в руках автограф Бога!!!

С одной стороны всё, с чем верующие люди сталкиваются каждый день, это и есть автограф, знак свершения Господня. Мы видим Его творения каждый день, да многие из нас и самих себя относят к таковым. Но, согласитесь, что одно дело – любоваться зеленью садов или вкушать плоды земли, а совсем другое – держать в руках скрижали, на которых начертано не чем иным, как перстом Божиим. Это было чем-то, к чему и сам Моисей и все многочисленные потомки должны были относиться с безграничной почтительностью. Автографы великих писателей или спортсменов являются большой ценностью для наших современников. Представьте себе, читатель, что Вы стали обладателем автографа ну, скажем, Пушкина или Ньютона или даже самого Майкла Джексона. Вот было бы радости. Наверное, дома не рискнули бы держать, а отнесли бы в банк на хранение. И даже в минуты самого сильного душевного волнения вы не стали бы рвать его на клочки. Вы скорее разбили бы какой-нибудь предмет из сервиза или напольную вазу. А тут – автограф Самого Всевышнего!

Однако, вернувшись с горы в стан, изголодавшийся Моисей обнаружил, что евреи успели позабыть о своём завете с Богом и предались безудержному поклонению своему старому кумиру – тельцу, отлитому братом Моисея Аароном из золотых серёг жён израильских. Евреи “… привели этому тельцу жертвы мирные (!); и сел народ есть и пить, а после встал играть” (Исход, 32:6). Увидев такое непотребное дело, Моисей “… воспламенился гневом и бросил из рук своих скрижали и разбил их под горою”.

Это деяние, уничтожение Господнего автографа, было совершено основателем религии, последователи которой с особым почтением относятся к написанию имени Божия. Многие из ортодоксальных иудеев слово Бог полностью не пишут ни на чём, что может быть уничтожено. А если уж и пишут, то имеют обычай опускать гласные: Б-г.Ну, Б-г с этим обычаем, но здесь нас приглашают поверить, что Моисей взял и вот так просто уничтожил написанное Богом собственноручно. Не было бы логичнее предположить, что уничтожение скрижалей было поступком обдуманным, более того – необходимым? То есть, увидев, что тяга евреев к прежнему божеству сильна до такой степени, что и серёжек своих жён не пожалели, не решил ли он внести соответствующие изменения в божественные заповеди, раз и навсегда вводящие запрет на сотворения разных кумиров? А раз так, то первоначальные заповеди подлежали уничтожению, как не имеющие соответствующего запрета.

Не убий?

Что же сделал Моисей, который в Книге Чисел (12:3) называется “кротчайшим из всех людей на земле”, после того, как увидел “жертвы мирные” и прочие безобразия. Может быть, он произнёс страстную проповедь, восхваляющую Бога, Который вывел евреев из тяжёлого рабства? Может быть, он сотворил одно из чудес, которые в изобилии демонстрировал пред лицом фараона? Нет, Моисей тоже принёс жертву. Но не мирной была жертва его!

Вот как повествуется об этом в Исход, 34:26-27. Моисей призвал к себе Левитов, представителей будущей привилегированной касты священнослужителей, и объявил: “возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего. И сделали сыны Левиины по слову Моисея, и пало в тот день из народа около трёх тысяч человек”. Мечи, используемые израильтянами в то время, назывались серповыми мечами (sickle sword). Они представляли собой нечто вроде серпа для жатвы с тем отличием, что режущей, острой кромкой была внешняя, а не внутренняя часть лезвия. Эти мечи, очевидно, уступали в эффективности саблям, палашам и даже рапирам, почему до наших дней и не дошли. Но против безоружных людей они были вполне эффективным средством внедрения передового мировоззрения.

Вся власть Моисея над соплеменниками держалась на монопольном общении с Богом. Спасённый из рабства народ не испытывал никакой благодарности. Он проявлял всё больше “необузданности”. Скрижали лежали на земле, разрушенные до невозможности, так что все десять заповедей, в том числе и “не убий”, оставались как бы временно недействующими. Вот Моисей и решил народ обуздать. А какой лучший способ обуздание целого народа?

Правильно: коллективная ответственность. После этого благого деяния Моисей отправился снова на гору заглаживать грех.

Чей грех?

Вопрос, надо полагать, совершенно праздный. Ответ же даётся в Книге Исход 32:30: “… итак, я взойду к Господу, не заглажу ли греха вашего”. Безгрешный Моисей снова провёл на горе сорок дней и принёс оттуда две скрижали с заповедями, написанными в этот раз им самим. Таким образом, автограф Господа был окончательно утерян и нам остаётся лишь надеяться, что Моисей передал Его волю без искажения.

Исторические параллели

История, как нам хорошо известно, имеет тягу к повторению. Случай с утратой скрижалей Господних повторился почти через 3000 лет после восхождения Моисея на Синайскую гору.Именно, в начале 19-го века в штате Нью-Йорк проживал ничем не примечательный молодой человек. В его наружности не было ничего выдающегося. Автор имел случай видеть посмертную маску этого человека, хранящуюся в городе Солт Лэйк Сити. Ничем не запоминающееся, ординарное лицо среднего американца. Этот молодой человек носил совершенно ординарное имя, также не выделявшее его из толпы окружающих. Звали его Джозеф Смит. С юных лет его очень увлекали вопросы религии, и он проводил значительную часть времени, посещая собрания различных христианских церквей в попытках обретения вечной и сермяжной истины. Нужно ли объяснять, что ему это не удалось? Представители разных течений вовсю расхваливали свои воззрения и с большой убеждённостью бранили своих соседей.

В свои молодые годы Джозеф был человеком начитанным, он уже дочитал Евангелие от Матфея до того места, где говорилось: “ищите и обрящете, просите и дано будет вам”. И он искал. Сначала он искал зарытые сокровища по заданию местных жителей, которые согласились платить ему по 3 доллара в день. Действительно, несколько мест со спрятанными сокровищами были указаны, но раскопки не дали результатов. Несмотря на уверения Джозефа, что сокровища просто ускользают вглубь при попытке их раскопать, невежественные крестьяне не поверили ему.

После этого Джозеф переключился на самостоятельные поиски. И, в конце концов, обрёл. Во время прогулки в лесах Нью-Йорка (тогда там ещё были леса; и не строительные, а настоящие), Джозефу явились сам Бог Отец и Иисус Христос, а в более поздних видениях его посещал ангел в белоснежной одежде. Тогда в Нью-Йорке ещё водились ангелы. Ангел поведал Джозефу, что его поиски окончены и просимое дано будет ему, если он заглянет под камень неподалёку от вершины окрестного холма. Действительно, в указанном месте Джозеф обнаружил листы с надписями на языке, который напоминал египетские иероглифы. Листы эти, очевидно, были сделаны из золота, но в дошедших до нас документах с точностью милицейского протокола указано: “имеют вид золотых”. Вместе с листами Джозеф обрёл дар понимать неведомый алфавит и оказался, таким образом, единственным, кто мог произвести перевод на современный ему английский язык.

То есть, точность перевода никто проверить не мог, и содержимое оспорить не представлялось невозможным. Подробности читатель может без труда найти в первоисточнике, тем более, что первоисточник этот рассылается последователями Джозефа Смита по первому требованию, на любом языке и доставляется бесплатно в любой адрес вежливыми молодыми людьми, неизменно облачёнными в тёмные костюм и галстук. Первоисточник же этот – не что иное, как добросовестно переведённые записи, выгравированные на листах из жёлтого металла. Записи эти были продиктованы Джозефом сначала своей жене, а после – бродячему учителю Оливеру Коудери и задокументированы так называемым “свидетельством 3-х”, а потом и “свидетельством 8-ми” лиц, состоящих из родственников и соседей Джозефа. Не будем рекомендовать даже самому любознательному читателю чтение этих записей. По меткому замечанию Марка Твена, (см. роман “Roughing it” – “Налегке”) они представляют собой “напечатанную сонную пилюлю”, причём, как автор может засвидетельствовать, весьма сильного и мгновенного действия. Оригинал на золотых листах по указанию ангелов был возвращён Джозефом на то место, откуда был взят. После этого оригинал стал снова недоступен.

Это незначительное обстоятельство до сих пор вызывает определённое недоверие к основанной Джозефом молодой и энергичной религии.

Автор лично знаком с людьми, имеющими скептическое отношение к учению Джозефа Смита. И это невзирая на победоносное шествие его по всему земному шару, несмотря на то, что число его последователей за неполных два столетия перевалило уже за 12 миллионов и скоро превзойдёт число последователей Моисея, ибо евреев в современном мире насчитывается 12 миллионов 900 тысяч и число это постоянно снижается.

Да и как не усомниться при взгляде на два нижеследующих документа.

1. Джозеф Смит, книга “Драгоценная жемчужина”:

Я начал копировать иероглифы с листов. Я перекопировал значительное их количество и через Урим и Туммим перевёл некоторые из них… К нам приехал доктор Мартин Харрис, взял переписанное и отправился с ним в Нью-Йорк. Что произошло потом, я расскажу по его собственным словам после возвращения: “Я приехал в Нью-Йорк и показал иероглифы с их переводом профессору Чарльзу Энтону, господину, известному своими литературными познаниями. Профессор Энтон сказал, что перевод правилен, более правилен, чем любой другой известный ему дотоле перевод с египетского. Потом я показал ему еще не переведённые иероглифы, и он сказал, что это египетские, халдейские, ассирийские и арабские письмена и подлинные иероглифы” (часть 2, стр. 62-64).

2. Письмо профессора Энтона

Дорогой Сэр!

Сегодня утром с почтой я получил ваше послание, на которое немедленно отвечаю. История, по которой я признал мормонские письмена за “изменённые египетские иероглифы”, – выдумка от начала до конца. Несколько лет назад неприметный, простоватый по виду фермер зашёл ко мне с письмом из нашего города от доктора Митчелла, ныне покойного, и попросил меня расшифровать, если возможно, записи, которые он мне вручил и которые сам Митчелл не смог разобрать.

Рассмотрев текст, я быстро пришел к выводу, что это обман или мистификация. Спросив у человека, который их принёс, откуда у него эти бумаги, я, как сейчас вспоминаю, узнал в ответ, что в северной части штата Нью-Йорк была выкопана “золотая книга”, состоящая из множества золотых листов, сброшюрованных проволокой из того же материала, а вместе с книгой огромные “золотые очки”! Эти очки были настолько большие, что когда человек пытался посмотреть в них, оба

его глаза приходились только на один из окуляров, и для человеческого лица они были явно велики. Кто бы ни смотрел на листы сквозь очки, он сразу же мог не только прочесть их, но и полностью понять смысл. И находка эта принадлежала одному молодому человеку: сундук с книгой и очками находился в его единоличном распоряжении. Этот человек, находясь за занавеской в мансарде фермерского дома, скрытый от глаз, надевал очки или, чаще, смотрел сквозь одно из стёкол, расшифровывал иероглифы книги и, записав перевод на бумаге, передавал копию за занавеску стоявшим снаружи.

Фермер попросил меня дать ему письменное свидетельство, что я, разумеется отказался сделать, после чего он забрал свои бумаги и ушел. Фактически бумагами я называю единственный свиток. Он состоял из разнообразных крючкообразных знаков, расположенных столбиками, и был написан явно человеком, перед глазами которого находилась книга с разнообразными алфавитами. Греческие и древнееврейские буквы, кресты и завитушки, латинские буквы, перевернутые или помещенные сбоку, были расположены вертикальными колонками, а под всем этим находился грубо начерченный круг, разделённый на секторы, отмеченные странными значками, и явно скопированный с Мексиканского календаря Гумбольдта, но так, чтобы не выдать источник, откуда он был взят. Я четко рассмотрел то, что было в документе, и часто беседовал о нем с друзьями после начала шумихи вокруг мормонов.

Хорошо помню, что в документе было всё, что угодно, кроме “египетских иероглифов”. Через некоторое время тот же фермер нанес мне второй визит. Он принес напечатанную “золотую книгу” и предложил купить её. Я отказался. Тогда он предложил мне оставить книгу у себя для анализа. Я отказался взять её, хотя он вел себя крайне настойчиво. Я ещё раз указал ему на возможность жульничества с ним и спросил, что стало с золотыми листами. Он ответил, что листы с большими очками в сундуке. Я посоветовал ему отнести сундук властям, чтобы те посмотрели. Он сказал, что “проклятие Бога” падёт на него, если он так сделает. Когда я постарался убедить его сделать именно так, он согласился открыть сундук, если я возьму “проклятие Бога” на себя. Я ответил, что готов сделать это с огромным удовольствием и пойду на любой риск подобного рода, лишь бы вырвать его из рук жуликов. Тогда он ушёл.

Я полностью описал всё, что знаю о возникновении мормонизма, и прошу сделать мне личное одолжение, немедленно опубликовав письмо, как только эти несчастные фанатики снова упомянут мое имя.

С уважением
Чарльз Энтон, доктор филологии
Колумбийский университет

Кодекс на скрижалях

Заповеди Моисея – это краткий и не предполагающий разночтений кодекс поведения людей, желающих жить по воле Господней. Необходимо отметить два существенных момента. Задолго до обретения Моисеем двух драгоценных скрижалей было сделано множество попыток облечения моральных кодексов различных народов в ясную и понятную форму. Сюда следует отнести как попытки, предпринятые до Моисея, так и осуществлённые через много тысяч лет после него, например, изобретённый кремлёвскими мудрецами “Моральный Кодекс Строителя Коммунизма”. Ну, помните там: “каждому по потребности..; человек человеку – вдруг….” и прочее.

Очевидно, существует какой-то универсальный закон вселенной, единое уравнение, объясняющее тягу людей к поиску самой краткой и всеохватывающей формы выражения видимых и невидимых явлений.

Здесь напрашивается аналогия. В гораздо большей степени, чем с религиозными доктринами, автор этих заметок знаком с законами электричества. Не пытаясь даже кратко описать все усилия и достижения в этой области, остановимся на двух примерах высочайшего научного подвига, на двух именах, обессмертивших себя не только выдающимися свершениями, но и давших имена единицам измерения электрических и магнитных величин. Имена этих гигантов: Майкл Фарадей и Джеймс Максвелл.

Без Фарадея, его титанических исследований и, что более важно, его философских взглядов (до сих пор не вполне оценённых), не было бы, наверное, современной индустрии в том виде, в каком мы её видим сегодня. Он один проделал больше полезной работы, чем хорошо оборудованный НИИ за тот же отрезок времени. В своей лаборатории Фарадей строил генераторы и мотал катушки, он вызывал электрические искры и замерял отклонения магнитной стрелки. Он заряжал конденсаторы и препарировал электрических скатов. Фарадей знал всё, так как всё прощупал и промерил собственноручно.

Но он не знал всего. Он не умел выразить огромный объём накопленных знаний в доступной другим форме. Это проделал Джеймс Кларк Максвелл. Пользуясь огромным фактическим материалом, накопленным его предшественниками, Максвелл сумел свести всё безграничное разнообразие токов, напряжений, магнитных и электрических полей к четырём формулам.

Не нужно обладать специальными знаниями, чтобы оценить их красоту. Вот эти формулы:

Вглядись в них, читатель. За их элегантной краткостью и скрытой симметрией ты увидишь весь электрический мир, что окружает тебя. Им подчиняются мощные генераторы электростанций и лучи на экране телевизора, они приводят в действие твоих многочисленных помощников, от электрической лампочки до стереофонической системы, они движут электропоезда по рельсам и мотор в твоей стиральной машине. И никогда, ни один микроскопический заряд, ни один электрон ни на йоту не отклоняется от строгих правил поведения, предписанных этими уравнениями.

Конечно, Максвелл не получил их в результате внезапного озарения и не вывел их в одночасье и в одиночку. Он имел предшественников и не упускал случая подчеркнуть их роль в создании уравнений.

До Моисея

До Моисея также предпринимались попытки создания краткого кодекса, вмещающего основные законы и правила поведения людей. В древнем Египте, например, существовал кодекс, известный под именем учения Аменетопа:

Не сдвигай разделительных камней с межи и не подменяй измерительной ленты.
Не возжелай пахотной земли соседа и не трогай земли вдовицы.
Не возжелай добра бедняка и не трогай хлеба его.
Не смещай баланса на весах и не подменяй мерительные гири и не сокращай меры для зерна.
Не наноси вреда никому перед судьями и не извращай правосудие.
Не насмехайся над слепым, ни над карликом, ни над хромым.

Нетрудно видеть, что этот кодекс является смешением религиозного чувства и чисто рукотворного законодательства. Религиозного – потому, что он предлагает пользоваться скорее совестью или страхом перед гневом Бога, чем опасением суда людского. Рукотворным – потому, что он имеет ограниченный, сиюминутный характер, предназначенный для исполнения египетскими земледельцами и купцами того времени.

Моисеев кодекс это, наверное, лучший образец поведения, которому человечество стремится следовать на протяжении тысячелетий. Без вмешательства Верховного Разума это не удалось бы сделать в такой краткой и совершенной форме.

Вглядитесь в эти 10 заповедей и прозрите в них всю многовековую историю человечества, героизм и предательство, самопожертвование и убийства, беззаветную любовь и прелюбодеяния – они содержат всё!

Всё? Мы не знаем, была ли воля Божья передана здесь без искажения. По крайней мере, вторая заповедь (не сотвори кумира) не является чем-то совершенно и безоговорочно важным. Если человек признаёт Бога Единого в сердце своём, то почему бы ему не сотворить какой-нибудь кумир (символ, икону), которые он мог бы хранить дома или носить на груди и которому он мог бы постоянно поклоняться именно как символу?

Если эти заповеди были даны Всевышним как универсальный свод законов, почему в них ничего не говорится об отношении человека к окружающей среде? Включи Моисей пару таких пунктов в свой кодекс, может быть, и число заповедей выросло бы до 12, и атмосфера в городах была бы чище. Вы скажете, это было преждевременно в те далёкие и неразвитые годы? Но вот перед нами десять заповедей американских индейцев, опубликованных в Old California Gazette, Vol. 13, No. 8, November 2002:

1. Относись к Земле и всему, что населяет её, с почтением и заботой.

2. Будь близким к Великому Духу.

3. Оказывай уважение ближним своим.

4. Работай сообща на благо всего человечества.

5. Помогай другим и будь добр в случае нужды.

6. Делай то, что считаешь правильным.

7. Соблюдай здоровье тела и духа.

8. Отдавай часть своего труда на всеобщее благо.

9. Будь честным и правдивым всегда.

10. Принимай полную ответственность за свои действия.

Трудно сказать, когда они были составлены, но, в штате Idaho на берегу Green River любой желающий может прикоснуться к индейским петроглифам, самым старым из которых около 12 тысяч лет. Миниатюрные (меньше пигмеев) американские аборигены отправили своим потомкам и бледнолицым переселенцам послания, высеченные на опалённой кожуре вулканических глыб, задолго до рождения не только Моисея, но и Адама. Можно предположить, что эти 10 заповедей имеют вполне почтенный возраст и очень давно примитивные дикие племена заботились о своём обиталище – Земле. А жили они не так густо, территорию северной Америки населяло не более 20 миллионов человек.

Если же предположить, что вторая заповедь нужна была Моисею как сиюминутное средство борьбы с идолопоклонничеством, то происшествие с разбиением первоначальных скрижалей становится вполне понятным и даже необходимым поступком.

Исключения из правил

Почему Моисей относился к полученным им непосредственно от Бога заповедям с такой лёгкостью? Почему он допускал их широкое толкование, зачастую противоречащее прямому и недвусмысленному значению? Может быть, эти заповеди обладают каким-то скрытым смыслом? Или слова “не убий” могут пониматься в том смысле, что иногда всё-таки можно и лишить человека жизни? Но, если допустить на минуту такое предположение, то в число пророков следует ввести Джорджа Оруэлла, а в число святых книг – его исследование, известное под названием “Скотный двор”. По крайней мере, там честно говорится:

Животное не может убить другое животное без причины.

Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие.

Автор этих непрофессиональных заметок считает себя человеком грамотным в том смысле, что он умеет читать и приблизительно понимать написанное. Он должен прямо признать, что умение читать между строк не относится к числу его сильных сторон. Когда в той ещё жизни автор слышал от представителей различных инстанций: “Вы что сами не понимаете, почему?” он действительно не понимал. Большинство людей обладают таким же свойством.

О точности формулировок

Для обслуживания таких простых людей существует специальная каста профессионалов, имеющих специальное образование. Представители этой профессии относятся к высоко ценимым образцам человеческой породы. Люди эти называются юристами. Их берегут и холят.

Говорят, что их даже акулы не едят. Из профессиональной солидарности.

Известен случай, когда группа террористов захватила самолёт, в котором находились участники международной конференции юристов. Все требования террористов были немедленно удовлетворены после того, как они пригрозили, что в случае отказа будут каждый час … выпускать по одному юристу.

Эти профессионалы, эти неутомимые труженики составляют по каждому поводу многостраничные и дорогостоящие документы. Без этих документов современный человек не может ступить и шагу. Обычно они предваряются кратким словариком, содержащим определение наиболее важных терминов, встречающихся в основном тексте. Эти определения могут не совпадать с общепринятыми или содержащимися в словарях. В тексте же документа действительными являются только те определения, которые даны в преамбуле. Автору приходилось встречать презабавнейшие образцы, как то: “множественное число означает единственное и наоборот” или “личность (person) означает человека или юридическое лицо, в том числе, государственное учреждение” и т.п.Будь Моисеевы 10 заповедей составлены на современном профессиональном уровне, они без сомнения включали бы в себя такие определения:“Убийство – лишение признаков жизни человеческого существа другим человеческим существом или существами (множественное означает единственное и наоборот), осуществлённое без явно выраженного желания первого”. “Подобное действие, осуществлённое по воле Бога, убийством не считается”. “Воля Бога – это то, как её толкует Моисей сегодня”.Поскольку Моисей обходился без помощи выпускников Гарвардского университета и поначалу вершил суд самолично, то и документ, составленный им, допускал толкования. Наивные люди полагали бы, что “не убий” означает именно то, что этими двумя словами обозначается. То есть, убивать не следует. Бог начертал это собственным перстом. Исключений не предусматривается. Любой человек, преступник или палач, трусливый террорист, взрывающий себя вместе со случайными людьми, или отважный лётчик, производящий прицельное бомбометание с 10-километровой высоты, эту заповедь нарушает. Точка . . .

Не укради

Как эта заповедь соблюдалась тем лицом, которое получило их непосредственно от Бога? Давайте обратимся к первоисточнику, а именно к книге Исход, 12:35,36. Вот что там написано о событиях, непосредственно предшествовавших бегству евреев из Египта: “И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу своему в глазах Египтян; и они давали ему, и обобрал он Египтян”. После чего народ Господень ушёл. Под покровом ночи.

Ах, автору пришлось слышать совершенно умилительные рассказы учёных теологов (христианских, кстати сказать), приводящих аргументы в пользу богоугодности всех совершённых на пути к земле обетованной обирательств, и войн, и завоеваний, и разрушений, и массовых убийств, включая всех женщин и детей. Дескать, “вещи серебряные и золотые” были лишь справедливой компенсацией за столетия беспросветного египетского ига. Это была, так сказать, экспроприация экспроприаторов. Убийства же, в том числе и массовые, были совершены по воле Бога как средство наказания неугодных Ему народов.

Но не верится автору, что вся эта аргументация может быть найдена в кратких и неотразимых словесных формулах: “не убий”, “не укради”, “не возжелай добра ближнего своего”.

Моисей же толковал эти заповеди весьма широко, применительно, так сказать, к моменту.

Но, поскольку, заповеди не содержали краткого словарика по пользованию ими, в частности, определение слова “ближний” не было включено в скрижали, то это остаётся лишь личным мнением автора. Не стоит обращать на него внимания.

Рабство египетское

Давайте вспомним один из самых драматичных эпизодов истории исхода евреев из египетского рабства.В рабство это они попали по воле случая. Никто их не завоевывал и с верёвкой на шее из одного места в другое не гнал. Они пришли сами. Разумеется, они не пришли к фараону и не попросились к нему в рабы. Они, гонимые голодом, явились к своему родственнику Иосифу, который был у тогдашнего фараона чем-то вроде доверенного лица (физического и юридического одновременно). Был он “…начальником в земле той”. В качестве такового он сумел накопить большие запасы хлеба, а когда пришли голодные годы, стал продавать его обратно нуждающимся землепашцам. Торговля, надо полагать, шла успешно, ибо сначала Иосиф собрал “всё серебро, какое было в земле Египетской…”, затем весь скот и вскоре довёл народ до такого процветания, что пришли они к нему и сказали (Бытие, 47:18): “ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме наших тел и земель наших”. Иосиф купил у них, что осталось, землю отдал фараону, а египетский “народ он сделал рабами от одного конца Египта до другого”.Вот под его то щедрое крыло и пришли родственники Иосифа, на которых он зла не помнил, но наоборот, “снабжал их по потребностям”. В число этих потребностей входили такие нужные в голодные годы вещи, как ослы, навьюченные лучшими произведениями Египетскими, и зерном, и хлебом, и припасами, и одеждами. А также совсем уж необходимые колесницы для детей и жён (Бытие, 45:19). Брату своему Иосиф послал в подарок 300 серебреников и пять перемен одежд, а другим родственникам пообещал дать “лучшее в земле Египетской и … тук земли (fat of the land)”.Всего в Египет вошло 70 израильтян, да так и остались там. Иммиграционная служба, надо полагать, контролировалась самим Иосифом, поэтому всякие формальности, связанные с необходимостью воссоединения семейств, прошли довольно гладко. Но, через некоторое время, власть, как говорится, переменилась. Книга Исход (1:8) сообщает, что “… восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа”. История говорит (Great People of the Bible and How They Lived, The Reader’s Digest Association, стр. 70), что около 1580 года до н. э. коренные жители Египта восстали против своих иностранных правителей семитского происхождения и восстановили прежнюю власть фараона, правившего южной частью Египта. Новый царь увидел, что его израильские подданные “расплодились, и размножились, и возросли и усилились чрезвычайно”. Он заподозрил их в недобрых намерениях. Фараоны вообще в массе своей не отличались крепким здоровьем. Новый правитель не был исключением. Он, вероятно, страдал от тяжкого психического заболевания, называемого паранойей. Он опасался, что народ израильский “…когда случится война, соединится с нашими неприятелями, и вооружится противу нас”. Поэтому над израильским народом были поставлены начальники, которые вместо тука земли “изнуряли его тяжкими работами”. В результате этих работ были воздвигнуты целые города Пифом и Раамзес, именуемые в книге Исход, 1:11 “городами для запасов”. Говоря современным языком, это были продуктовые базы.Рабство было непосильным бременем для израильтян. Они едва могли прокормить свои семейства, которые, к тому же, как назло, множились чрезвычайно. А что вы хотите, телевидение Владимир Зворыкин ещё не изобрёл, жизнь была скучновата по нынешним меркам, не было ни театров, ни библиотек. К тому же дети Израиля помнили грозное заклятие, сказанное некогда их прародителям: “плодитесь и размножайтесь” и не осмеливались ослушаться. Через 430 лет беспросветного рабства число израильтян, вышедших с Моисеем из земли Египетской, составляло уже не 71, а “до шестисот тысяч пеших мужчин, не считая детей” и женского полу. Если бы они продолжали оставаться в рабстве и размножаться такими же темпами, то ещё через 430 лет их число достигло бы 5 миллиардов человек. Это, конечно же, не считая женщин и детей. Но этого не произошло, так как они вовремя обрели свободу. Уже находясь на воле, израильтяне не раз вспоминали со слезами время, когда угнетатели-египтяне строго следили за тем, чтобы их рабы “…сидели у котлов с мясом и ели хлеб досыта!” и ненавистную землю поработителей, “в которой текло молоко и мёд”.

Share and Enjoy:
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • MySpace
Posted in О религии. No Comments »

Leave a Reply

«

»