Очерки Православной жизни в Америке, часть 3.

August 15th, 2009 — admin

О чудесах

В гордыне своей человек пошёл ещё дальше. Он стал требовать у своего Творца ни мало, ни много, но доказательств Его существования. “Покажи мне чудо, – потребовало создание, – иначе я не поверю, что Ты есть”.

Это, казалось бы логичное, требование также порочно в своём основании. Более того, пожелание чуда в виде доказательства существования Бога просто смешно.

Если бы Бог обладал чувством юмора, Он бы долго и раскатисто хохотал, а на нас пролилась очередная порция грозовых осадков, может быть, даже с выпадением крупного града. Но, по убеждению автора этих заметок, чувство юмора Всевышнему не присуще.  Он и не гневается, Он учит нас и учит любя. Но … сотворить чудо для доказательства своего бытия? Простите, это действительно смешно.

Давайте вспомним, а что мы называем этим словом. Согласно Толковому словарю Русского языка, чудом называется “явление, противоречащее законам природы и не объяснимое ими, нечто небывалое, сверхъестественное, фантастическое”. То есть, для доказательства Своего существования Бог должен сделать нечто, противоречащее законам природы. Но, минуточку, ведь Он же и создал эти законы…

Дерзнём снова представить себя на месте Бога, который не покладая рук трудился целых шесть дней и создал мир в таком виде, в каком Он сумел это сделать. Он создал не только нас, сирых, но и целые миры, законы природы, механики, химии и физики, заставил  огромное сооружение, простирающееся на миллиарды световых лет, следовать этим законам без отклонений. Он создал лучшее, что мог и увидел Бог, что это хорошо” . Было ли с вами такое, читатель, смастерили или починили вы что-нибудь, или для стишка какого удачные рифмы нашли, или формулу вывели, или просто сделали что-нибудь на совесть и сказали себе: “Эх, удачно вышло, аж самому понравилось”? Удачно вышло у Бога, что говорить, миллиарды лет работает вселенная и не сбоит. Как оно всё работает, мы, смертные, сколько ни бьёмся, не можем постигнуть. Правда, долетев до Луны и покорив, таким образом, мировое пространство длиной чуть более одной световой секунды, отдельные люди возомнили о себе и стали даже подумывать, что постигли тайны природы. Но это не вполне так, надо смириться.

Мы не постигли и сотой доли всех замыслов Творца и никогда не постигнем их до конца. Мы можем только удивляться и восхищаться.

Конечно, есть люди, поставившие какое-то количество экспериментов и заметившие, что при определённых условиях результаты повторяются. Они научились эти результаты эктраполировать и, на основе этой экстраполяции, предсказывать результаты будущих экспериментов. Эти люди стали называть себя учёными и вообразили, что они проникли к истокам каких-то знаний. Они внушили себе и окружающим, что эта повторяемость и есть истинное знание. Однако, когда вступаешь с такими людьми в серьёзную, предметную дискуссию, становится совершенно очевидным, что так называемая материалистическая картина построения мира не в состоянии объяснить самых элементарных вещей и все логические построения рассыпаются, как карточный домик, заставляя её приверженцев прибегать к софизмам и уловкам, всячески уходя от прямого ответа на простые вопросы.

Мы надеемся, что читатель оценит тот факт, что в этих заметках автор ни разу не позволил себе опуститься до уровня научных аргументов.

Вместо вполне естественного восхищения совершенным творением Божьим эти люди (атеисты) дерзко задирают голову (почему-то вверх, хотя Бог вездесущ) и дерзко провозглашают: “А ну-ка, чтобы мы в Тебя поверили, соверши чудо”. Другими словами, они требуют от Бога ни мало, ни много, как нарушения скрупулёзно созданных Им законов для того, чтобы уверовать в Него. Ну, не смешно ли это?

Конечно, Бог не реагирует на подобные нелепые требования и терпеливо ожидает, когда человечество в массе своей поумнеет до такой степени, чтобы можно было снизойти до прямого объяснения.

В качестве небольшого отступления. Автор пришёл к выводу, что женщины, проявляющие недовольство своими мужьями, совершают великий грех. Ибо Господь, задумав создать человека и составляя, так сказать, техзадание на его разработку, пунктом первым начертал: “сотворим человека по образу Нашему, по подобию Нашему” (Быт., 1:26). От своего ТЗ Он не отступил ни на иоту, о чём и составил акт приёмки, отражённый в стихе 31 той же первой главы Книги Бытия: “и увидел Бог всё, что Он создал, и вот, хорошо весьма”. При этом, человек, мужчина, является венцом творения, лучшего Бог создать не сумел. Но, к безмерному удивлению автора, редко, но находятся женщины, которые недовольны своими мужчинами. Они считают, что то, что понравилось Богу, до их, женских, эстетических стандартов не дотягивает. Они думают, что существо, доставшееся им во временное обладание, не всегда “хорошо” и уж никогда “весьма”. Винят в этом благочестивые дамы своих несчастных мужей и пилят, и пилят их без конца. Нехорошо это, дорогие наши, грех это великий.

Избранный народ

Присутствуя на лекции христианского проповедника, услышал автор историю о том, как делегация представителей Земли была приглашена в небесный рай для ознакомления с тамошней жизнью праведников. “В нашем раю, – объяснял гид с крылышками за спиной и мерцающим нимбом над головой,- всё устроено так же, как на Земле. Вот здесь, например, вы видите знакомые очертания католического собора. Здесь обитают те, кто при жизни были католиками. Под этими луковичными куполами – православные, а вон там, под острыми шпилями кирхи – лютеране. Сейчас мы подойдём с вами к высокому забору, окружающему ещё один храм. Пожалуйста, соблюдайте абсолютную тишину. Дело в том, что за этим забором мы поселили представителей …. религии. Они думают, что они одни в раю”.

Насколько автор понимает идею Православия, идея избранничества нам совершенно чужда. В отличие от иудаизма или мормонизма Православная церковь не учит, что её приверженцы есть народ избранный.

Идея избранности впервые была преподана, согласно Ветхому Завету, пророку Моисею и послужила хорошим стимулом для увлечения многочисленного еврейского народа в опасное многолетнее странствие по пустыне. Но, согласно библейским же источникам, избранничество евреев в качестве народа Божьего, не являлось чем-то навсегда и безоговорочно дарованным. Условия, поставленные Богом, по всей видимости, не были соблюдены, ибо обещание сделать их многочисленными “как песок земной” (Быт., 13:16), выполнено не было. Не нужно быть пророком, чтобы убедиться в этом. Достаточно произвести элементарный подсчёт и убедиться, что 12 миллионов песчинок даже самого крупного песка помещаются в небольшой мешочек. Да и по процентному составу ни один избранный народ никогда не составлял большинства земного населения. Вряд ли у верующего человека может возникнуть сомнение, кто тому виной. Избранничество не было абсолютным, но обставлено было рядом условий. Очевидно, они не были соблюдены, и, по этой ли причине или потому, что избранный народ свою задачу выполнил, но срок избранничества, скорее всего, истек и все народы равны пред лицем Господа.

Евангелие совершенно отменило исключительность одного народа перед Богом. Ещё Иоанн Креститель (Мф, 3:10) говорил: “…не думайте говорить в себъ: отецъ у насъ Авраамъ; ибо говорю вамъ, что Бог может изъ камней сихъ воздвигнуть дътей Аврааму”.

Иисус говорил самаритянке, что “спасение от иудеев. Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет себе” (Ин, 4:22-23). Он же предсказал, что “многiе придутъ съ востока и запада и возлягутъ съ Авраамомъ, Исаакомъ и Иаковомъ въ Царствъ Небесномъ; а сыны царства извержены будутъ во тьму внешнюю: там будетъ плачъ и скрежет зубовъ” (Мф, 8:11-12).

К вопросу об избранничестве вообще можно относиться по-разному. Можно – с гордостью и чувством врождённой исключительности, можно – с горькой усмешкой, как делал Шолом Алейхем в “Тевье-Молочнике”, а можно – с чувством ответственности за выбор Божий. Мысль о принадлежности к избранным сладка и расстаются с ней неохотно.

Но почему Богом был избран израильский народ, а не гораздо более развитые и культурные в то время народы? Почему не египтяне, не вавилоняне, шумеры, почему именно евреи?

Автору и в голову не может прийти дать определённый ответ на этот вопрос, ибо Бог не посвятил его в свои планы. Однако, было бы глупо полагать, что Господь совершил сие деяние без определённого замысла. Замысел же Его нам открыт: принести просвещение роду человеческому. Для воплощения этого замысла Ему необходим был проводник, коему идея была бы доверена и который воспринял бы её в качестве своей, близкой, собственной.

Были ли тогдашние евреи наиболее культурным или высокоморальным народом, чтобы быть избранным за их высокую добродетель? Судя по тексту Библии – отнюдь. Тогда почему же? Давайте прикинем, а подходили ли для этого египтяне или какой-то другой народ с уже установившейся системой взаимоотношений с Верховным Бытием? Очевидно, нет. Ведь гораздо труднее построить что-то новое на месте, где уже стоит прочное сооружение, чем на пустыре. Когда апостол Павел нёс слово Иисуса в разные страны, ему удавалось обратить многих. А вот афиняне (Деян, 17:32) просто насмеялись над ним! Им-то, с их многовековыми традициями, менять своих богов, о которых они столько знали, на нового Бога?

Иудейский народ подходил для Божьего промысла как нельзя лучше. Народ этот пребывал в египетском рабстве четыреста тридцать лет (некоторые утверждают, что половину этого срока, но большинство источников сходятся на четырёхстах с хвостиком). Эти четыре с лишним века жизни целого народа не отражены в Библии ни единой строчкой. Всех этих лет как бы не было!

Представьте себе, что такое случилось с нашей страной – Россией. Вот, избран на трон царь Фёдор Михайлович Романов в 1613 году, а потом – бах! – следующее событие – Владимира Путина избирают на двенадцатый срок. А между ними – пустота. Ничего не произошло, ни Бородинской битвы не было, Лермонтов с Достоевским не родились, периодическую таблицу элементов не изобрели, и в космос не слетали. Совсем ничего. Тишина…

Каково было бы национальное сознание русского народа в этом случае?

И вот этот древний народ с чудовищным пробелом в истории, был в наибольшей степени пригоден для дарования ему заветов Господних, восприятия их, взращивания и донесения их до сведения других народов, чтобы раскрыты они были во всём цвете и полноте в надлежащее время. Много веков должно было пройти, прежде, чем это время настало, прежде, чем появился универсальный – греческий – язык, способный донести Благую Весть многим народам. Но – настало оно, и мы, христиане, верим, что принёс эту Весть Господь наш – Иисус Христос. Пришло к нам спасение и пришло от иудеев (низкий поклон им за этот подвиг), но настало время чуть расширить рамки избранничества, а по этническому признаку и вовсе отменить.

Как бы там ни было, пусть остаются на нашей маленькой Земле избранными те, кому этого очень желается. Пусть это будут целые народы или группы людей, мормоны, свидетели Иеговы, пятидесятники или евреи, автор им всем желает праведной жизни и вечного блаженства после завершения испытания на Земле.

Православные себя к избранным не относят и искренне рады в нашем соборе всем. У нас можно увидеть и лица с азиатско-алеутским разрезом, и тонкие семитские черты, и даже вполне тёмнокожих прихожан. Все мы -представители одной миролюбивой семьи, у которых есть одна общая вера и одна общая цель – всемирная любовь, осенённая Господом нашим и Учителем – Иисусом Христом. И молимся мы за всех без исключения, и просто каждый день и в случае особой нужды.

Исповедь

Для тех, кто ни разу не исповедовался, таинство сие кажется чем-то нереальным. Широкая публика знакома с ним по фильмам, где действие происходит, как правило, в католических соборах. Исповедуемый приникает к решётке, отделяющей его от сидящего в кабинке священника, и шёпотом докладывает ему о накопившихся грехах, а святой отец через решётку ему эти грехи отпускает. Впрочем, автор не очень осведомлён в деталях происходящего в католических храмах, а перевирать слышанное из вторых рук и виденное на экране не хочется.

Иудеи, опять-таки по прочитанному, не исповедуются перед священником, так как считают, что между Богом и человеком не должно быть посредников.

У православных иная традиция. Раньше, на заре христианства, исповедовались прилюдно, перед всеми. Сейчас этого нет, исповедь происходит неслышимо, но всё ещё в полном виду собирающихся на службу. Исповедуемый стоит со священником лицом к лицу и их не разделяет никакая преграда, ни видимая, ни воображаемая. И, хотя исповедь предваряется словами “подойди без страха и смущения…”, но подходя к исповеди впервые, испытываешь настоящую робость. Тем более, если, как у автора этих строк, это “впервые” происходит через несколько лет после того, как разменял первый полтинник. Так уж случилось, прожил большую часть жизни, а грехов никто ни разу не отпустил, страшно подумать. Правда, и в тот, долженствующий быть первым, раз, тоже не отпустили. Добрейший и святейший отец Вадим задал первый же вопрос: “Примирился ли ты со всеми врагами и недоброжелателями своими, не осталось ли у тебя в сердце недоброго чувства к кому-либо?”

А теперь автор попросит читателей влезть в его шкуру и ответить на этот вопрос вполне чистосердечно. А ну-ка?

И, пристыжёный автор, готовившийся к своей первой исповеди несколько недель, честно ответил, что, да, он старался простить и взрастить в себе добрые чувства ко всем своим недругам, но до конца не преуспел в этом благочестивом занятии. Автор поймал себя на мысли, что он нехороший человек. Он представил себе, что, если бы в этот момент ему принесли весть о том, что с кем-то из его недругов случилось лёгкое, не смертельное, несчастье, типа автомобильной катастрофы, подскользновения на банановой кожуре, банкротства или попадания в больницу, он, автор, испытал бы радость, замешанную на чувстве законного возмездия за причинённые ему, автору, неприятности.

Нужно сказать, что основания для подобных нехороших мыслей в тот момент вполне наличествовали. За несколько лет до описываемого события автор со своими американскими партнёрами организовал молодую компанию. Из тех, что здесь называют “start up”, несмотря на то, что для 90% из них было бы более уместным название “start down”. В момент зарождения этого бизнеса автор только начинал пускать корни на новой почве, причём корни эти росли прямо в противоположном направлении по отношению к тому, куда обычно устремлялись, да и до сих пор устремляются, корни на родной украинской земле. Американцы, они же – антиподы – были членами добропорядочной семьи мормонских пионеров, предки которых сошли на антиподную землю прямо с борта “ Mayflower”, и насчитывали среди своей родни много влиятельных и богатых людей. Нужно признаться, что автору было приятно ощущать влиятельность этих родственников. Один из них, с которым автор почти подружился, был знаком со многими американскими президентами и сотрапезовал с ними во время многочисленных ланчей, обедов, брэкфестов, бранчей, ланчеонов и прочих, что на Украине метко называют “паньски вытрэбэньки”. А автор, в свою очередь, угощаем бывал этим родственником ланчами, обедами и прочими “вытрэбеньками”. Особого удовольствия от этих приёмов пищи получено не было, так как у мормонов до сих пор не принято облегчать пищеварение соответствующими винами (не ради пьянства, но “стомаха ради”), а трапеза не предваряется аперитивом типа доброй порции водки со льдом.

Но ради бизнеса это можно было стерпеть, благо подобные “вытрэбэньки” не были чрезмерно частыми и не успели испортить ни аппетит, ни пищеварение у пишущего эти строки.

Бизнес, между тем, развивался по накатанной, много раз пройденной колее. В самом начале, когда доходы равнялись нулю, а расходы были сопоставимы с карманными, отношения между партнёрами были искренними и добросердечными. Все четверо не могли нарадоваться, как здорово удаётся людям, выросшим в разных частях света, при противоположных политических режимах, так хорошо понимать друг друга и друг другу абсолютно доверять. С первыми же долларами, поступившими на счёт молодой компании, на горизонте появилось нечто вроде небольшого облачка. Первые облака, по виду напоминавшие, как определили бы метеорологи, перьевые, стали быстро оперяться и вскорости стали неотличимы от кучевых с периодическим переходом в грозовые. Стали бить молнии и греметь громы. Ко времени, когда появились реальные деньги, разразилась и настоящая гроза. Стало вполне очевидным, что “Mayflower” доставил в Америку отнюдь не лучший генотип нации. События стали развиваться со скоростью смерча. Когда же тучи и столбы пыли рассеялись, мормонские партнёры обнаружили себя не во главе начатого дела, как им желалось бы, но вообще не у дел, и уж совсем в удалении от вожделенной кормушки. Автор занимался своим прежним делом и не отрывался от экрана осциллографа, а добропорядочные мормоны направили освободившуюся энергию в то же русло, что и прежде, но в противоположном направлении. Развитие новой технологии и возможные прибыли за счёт роста курса акций компании перестали их интересовать. Вся активность была направлена на взятие реванша. Дерзкого пришельца следовало проучить.

Не была упущена ни одна возможность, чтобы превратить жизнь бывшего партнёра и почти что родственника (пусть неравнодушного к аперитиву, но полезного) в цепь непрерывных кошмаров. Это была борьба на уничтожение! Не забыты были и члены семьи автора. В описываемый момент события достигли наивысшего накала, сменив привычный суточный ритм на бессонницы по ночам и нервные срывы в дневное время. Не только судьба автора, но и само существование компании, в которую уже были вовлечены другие человеческие судьбы и надежды, оказались под реальной угрозой.

И вот этих-то христианнейших людей и предложено было простить, более того, проникнуться к ним любовью. Совпало это благочестивое предложение с очередной атакой, когда в полной мере ощущалось собственное бессилие. Но эта, казалось бы, непомерная задача стала после тихих слов мудрого и доброго отца Вадима вполне посильной. Чем больше автор задумывался о происшедшем, тем больше он приходил к немыслимому: если твои бывшие партнёры ненавидят тебя, в этом есть и твоя вина. Более того, это и есть твоя вина. Ведь не бывает же беспричинной ненависти.

Бессмысленно было искать утешения в поговорке: “Если тебя все любят, кому-то это не нравится”. Искусственность этой фразы стала явной, почти осязаемой.

Автор поставил себя на место своих бывших партнёров и понял, что у них были все причины для ненависти. Вся история взаимоотношений привела их к убеждению, что именно они облагодетельствовали и пригрели вступившего на неведомую почву неопытного антипода, а он не пожелал становиться их вечным рабом и донором, вместо этого выбрал стезю по своему собственному разумению. Вспомнилось как-то и то хорошее, что было пережито вместе. В общем, всего через две недели куда-то пропали плохие чувства и автор почувствовал себя совершенно готовым к исповеди.

Дальше же произошло неожиданное. Результат предстоящего судебного процесса незаметно и постепенно отошёл на второй план. Сказано же в Молитве Господней: “Хлъбъ наш насущный даждь намъ днесь”. Ну, и не пропадём, значит! Победа вообще перестала казаться желанной, ведь она привела бы бывших партнёров к финансовой катастрофе.

И вот, когда после двух лет полного отсутствия личного контакта, автору пришлось лицом к лицу столкнуться со своими бывшими партнёрами, он не обнаружил в себе и следов неприязни. Да, были очные ставки, и были допросы, и было юридическое состязание, но походило оно больше не на смертельную схватку, а на теннисный матч. Обменялись и неизбежными репликами о здоровье родственников. А само юридическое действо неожиданно для всех пришло к такому финалу, что никто не остался в проигрыше. Такого результата никто не предполагал и даже предположить не осмеливался. А вот – случилось. Более того, ни одна из сторон не оказалась заинтересованной в причинении вреда другой стороне и достопочтенные мормоны вполне искренне желают теперь автору и его нынешним сослуживцам благополучия и долгих лет плодотворной работы. Все выиграли, в том числе, и многочисленные юристы, обсасывавшие каждое слово будущих соглашений и высылавшие скромные счета, в которых каждые четверть часа их услуг равнялись месячной зарплате российского профессора. Автор рассматривает это событие как маленькое чудо, но это его личное мнение, не обязательно с ним соглашаться.

Вместо эпилога

В этих заметках не делается попыток убедить или, упаси Боже, переубедить читателя, имеющего свои собственные убеждения. Автор и не уверен в том, что избранный им путь – единственно верный. Мы, смертные, не обладаем монополией на истину. Но нам этот путь вполне подходит. Скромные и необразованные, неискушённые, но чувствующие, грешные, но ищущие, входим мы каждый раз под своды собора Святого Спиридона и находим в их тени успокоение, утешение и ненавязчивое руководство. И, когда прикасаемся к руке священника и представляем при этом, что скромный отец Вадим был рукоположён в свой сан через непрерываемую череду рукоположений старших по сану духовных лиц, череду, которая ни разу (!) не прерывалась со времён апостолов, со времён Петра, лично беседовавшего с Иисусом, можно ли при этом остаться равнодушным?

Мы не остаёмся. Нам хорошо здесь и находим мы покой мятущимся душам нашим. Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко” (Мф, 11:30).

Аминь!

humor theory

Share and Enjoy:
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • MySpace
Posted in О религии, Uncategorized. No Comments »

Leave a Reply

«

»