Снесла курочка яичко (о Патентовании в Америке), часть 1.

August 17th, 2009 — admin

test1

Сорока-воровка

Нет такого скромного объекта, из рассуждений о котором пытливый ум не мог бы вывести суждений незаурядных.

Случилось однажды автору этих строк провести несколько безмятежных дней в украинской деревне. И не в деревне даже, а в самом настоящем селе. Хаты с соломенными крышами, молоко парное по вечерам, нега телесная, зной, пыль, тишина полная… Только колесо у колодца скрипит, поднимая полное ведро, и грохочет по стенкам, опускаясь с пустым, птички со всех сторон распевают, мухи со слепнями жужжат, коровы мычат, дети орут – словом, рай. И от этого райского настроения тело автора приобрело необычайную лёгкость и впало в полное оцепенение. А вот мозг, наоборот, потяжелел, но по инерции пытался работать, неторопливо разыскивая предмет, достойный умственных упражнений. Предмет таковой не замедлил сыскаться, естественным образом соединившись с извечным философским вопросом о том, что было в начале: яйцо или всё-таки курица. Мысль в тот вечер устремилась к курице и причина для этого была совершенно уважительная. Замечено было наблюдательными хозяевами соломенно-крытой хаты, приютившей автора, что куры в этом хозяйстве яиц не несли. Вернее, несли, но до хозяев почему-то не доносили. По всем признакам яйца на свет производились, но непонятным образом исчезали. Даже скорлупок не оставалось.

Хотя жизнь наша полна явлений таинственных, большая часть из них остаётся неразгаданной и даже незамеченной просто за недостатком времени и вследствие поглощающей нас суеты. В данном случае стечение обстоятельств способствовало раскрытию загадки. Всё сошлось в этот знаменательный вечер. Налицо был объект исследования: таинственное исчезновение яиц. Наличествовал праздный субъект, имеющий время и желание эту тайну разъяснить. Имелась начальная гипотеза: предполагалось, что яйца уносимы были квартировавшей неподалёку сорокой. Но почему сорока всегда успевала к яйцам точно к моменту кладки и всегда раньше хозяев, это оставалось совершенной загадкой. Ведь не могли же две представительницы рода пернатых договориться между собой о времени кладки яиц. В общем, эта правдоподобная гипотеза не носила законченного вида и служила предметом ожесточённых дискуссий на научных семинарах, проводившихся ежевечерне на хозяйской завалинке.

Автор этих строк разместился неподалёку от курятника и ждал. Ждать пришлось долго. Сорока не показывалась. Она не шныряла в нетерпении вокруг двора и не сторожила на заборе. Гипотеза рушилась на глазах. Но вот (!) заквохтала с авторской гордостью курица, что означало, что яйцо снесено и готово к помещению на сковороду или в инкубатор. И … в тот же момент появилась сорока. В следующую секунду она впорхнула в дверь курятника, а ещё через миг, молчаливо и торжествующе, улетала оттуда с яйцом в клюве. Всё разъяснилось! Сметливая сорока успевала первой на куриное квохтание и раньше всех оказывалась у своей законной добычи. Сорока была может быть и не умнее, во всяком случае, предприимчивее и глупой несушки и её недальновидных хозяев.

Изобретатели

А теперь из пыльного украинского села перенесёмся на другой конец земного шара. Здесь, в Соединённых Штатах Америки, в самом развитом на Земле обществе потребления существуют не только потребители. Добрая часть населения занята производством товаров потребления, а ещё более значительная – их распределением. Новые товары появляются чуть ли не каждый день. Новинки эти с несомненностью кто-то производит. Так же несомненно, что их кто-то придумывает. Люди, придумывающие товары, называются изобретателями. Все они прикладывают усилия для того, чтобы высиженные ими идеи принадлежали только им. В некоторых случаях государство идёт навстречу их пожеланиям и выдаёт изобретателям свидетельство на исключительное обладание этими идеями. Свидетельство это называется – патент. Патент – это такая грамота, которая даёт изобретателю и только ему право пользования изобретённым товаром. А всем остальным – только с разрешения изобретателя. И это справедливо! Как же иначе поощрить творческую личность к долгому и неблагодарному труду по высиживанию изобретения? Не давать же ему, в самом деле, проса, как курице и надеяться при этом на творческую отдачу. Попытки такие, впрочем делались. В некоторых странах изобретения объявлялись собственностью государства, а изобретателю полагалось строго лимитированное вознаграждение. Система эта оказалась не очень эффективной, как мы, воспитанники этой системы, хорошо знаем.

Поэтому, перебравшись из страны с несовершенными патентными традициями в оплот экономической свободы и цитадель предпринимательства, значительная часть бывших советских инженеров и учёных приносит с собой одну, но пламенную мечту. Мечта эта называется – Патент. Получить патент и продать его подороже, обеспечить себя и своих отдалённых потомков на всю жизнь – разве это не достойная цель жизни? Разсе не для того сотворил нас Создатель, чтобы как можно большая часть общественного достояния перешла в наш карман? Если вы придерживаетесь такой точки зрения, о, благородный читатель, то эта статья написана для вас. За мной!

Бессребреники

Впрочем, существуют и бескорыстные изобретатели. Но их немного. Они практически вымерли. Автор этих строк лично знал только одного. Это был его двоюродный дед, Владимир Владимирович Косолапов, вечная память этому светлому человеку. Он перенёс и Первую мировую войну, и контузию от снаряда во время Брусиловского прорыва, и немецкий плен, а через много лет после этого и долгие годы в сталинском доме на Тишинке, вслушиваясь ночами в леденящий визг тормозов и шаги по лестнице. Но до самой смерти своей, а умер он на 95-м году жизни, сохранил Владимир Владимирович необычайную ясность ума и память. Будучи по профессии инженером-артиллеристом, всю жизнь он занимался вопросом улучшения точности стрельбы в любую погоду и на любой местности: в дождь, туман и ветер; на равнине и в горах. Результатом его размышлений явилось необычайное по тем временам изобретение – что-то вроде механического компьютера, тренажёр, который позволял начинающим артиллеристам и курсантам совершенствоваться в определении наилучшего прицела, наклона и угломера для того, чтобы траектория снаряда вела его точно в выбранный квадрат. Многие поколения советских артиллеристов и танкистов обязаны своему мастерству и даже выживанию дяде Диме и его изобретению. На вопросы автора, сколько же ему заплатили за это изобретение, он отвечал, что такие вопросы, как оформление изобретения или гонорар, его не занимают: “Пусть все пользуются, мне не жалко”.

Автор читал недавно о том, как другого, гораздо более известного, изобретателя спросили, знает ли он о некоем итальянце по фамилии Маркони, утверждающем, что он изобрёл способ передачи сигналов без проводов. “Знаю, – отвечал изобретатель, – он использует 17 из моих патентов. Пусть продолжает”.

Станция “Патент”

Но эта статья написана не для бессребреников, она написана для прямых потомков древних обитателей нашей Родины “с раскосыми и жадными глазами”. Итак, прищурим глаза, мой читатель, и помчимся вместе по дороге, конечной остановкой на которой значится вожделенная станция “Патент”. И помчимся мы по этой дороге без страха и сомнения, со всей возможной скоростью, ибо кому же, как не потомкам легендарных скифов, и любить быструю езду?

Но в дорогу мы возьмём с собой не всех, но только тех, у кого есть что-то, что могло бы являться предметом изобретения. Предъявите ваше удостоверение, занимайте законное место в нашем экспрессе и … предайтесь мечтам. Воздвигайте воздушные замки, стройте планы. Хотя, по наблюдениям автора, собственно планирование не занимает у начинающего изобретателя много времени. Его бизнес-план состоит всего из трёх пунктов:

  1. Получить патент.
  2. Найти большую компанию, а ещё лучше – несколько больших и богатых компаний.
  3. Продать им всем патент подороже, а потом всю жизнь получать за него вознаграждение, так называемые “роялти”.

К этому плану “примечтовываются” всякие другие приятности вроде высокооплачиваемой должности консультанта на фирмах, купивших патент, и пр.

Но, first thing first, сначала нужно добраться до станции Патент. А билет туда стоит денег. Сколько – об этом поговорим позже. А пока давайте освежимся. Ибо нас ожидает … холодный душ.

Итак, вы прибыли в страну неограниченных возможностей, где становятся миллиардерами в течение одной жизни, где миллионеры исчисляется миллионами же, а количество ежегодно выдаваемых патентов превышает 150 тысяч штук.

Изобретатели приезжают в эту богатую страну, в которой “всё есть” с большими надеждами и надежды эти о том, что кусочек от этого всего уже созрел для того, чтобы лёгким движением руки быть стряхнутым в подставленный карман. Но привычное “здесь всё есть” – это только первая часть формулы успеха. Редкий изобретатель долетает мыслью дальше её середины. Ибо вторая половина звучит ошеломляюще жестоко: “следовательно, здесь никому уже ничего не нужно!”

“Но, секундочку, – скажет настойчивый читатель, – не противоречите ли вы сами себе? Откуда же берутся новые товары, услуги, программы, кто же постоянно улучшает существующие изделия? Почему только на моём сотовом телефоне я могу найти перечень из добрых двух-трёх десятков патентов. Почему почти на каждом приборе или в его описании значится “US patent ##” или загадочное: “patent pending”? Кому-то же все эти патенты нужны?”

Ответ на этот вопрос легко получить, если заглянуть на вэб-сайт американского патентного ведомства www.uspto.gov. Не нужно тратить много времени, наберите первые попавшиеся номера патентов, вызовите их описания и среди многих непонятных строчек найдите всего одну: Assignee. Что это за птица такая, Assignee? Почему, в графе “Inventor name” стоит ясное и понятное “Smith”, “Jackson”, “Ivanov”, “Petrenko”, можно найти вполне пролетарские “Trotsky”, “Stalin” и даже “Sharikov”? На чёрта нашим Шариковым передавать права на патент ихним Assignee?

Почему, спрашивается, мистер George Ivanov из Downers Grove, что в штате Иллинойс, передал своё изобретение на аппарат для пульверизации полимерных материалов Иллинойскому институту технологии, а господин Robert Ivanov, проживающий в городе Voronezh, оставил своё изобретение себе? Может быть, Роберт Иванов, сидя в Воронеже, знает какой-нибудь секрет, а его однофамилец, проживающий в Downers Grove, этим секретом пока не овладел? Почему тогда Ivanov Vladimir, проживающий в Санкт-Петербурге (в России, не во Флориде) отдал своё изобретение на портативную систему спутниковой ориентации компании из неведомого городка Kyungki-do, которая называется Samsung Electronics? Кто прав, как поступить изобретателю, впервые вступившему на неверный и зыбкий путь патентования? Зачем ему, вложившему горение души, долгие годы учения и работы, бессонные ночи, отдавать своё изобретение за здорово живёшь каким-то капиталистическим акулам? Не лучше ли оставить его себе и попытаться сделать на этом большие деньги? Например, продать лицензию на использование изобретения какой-нибудь компании, желательно – большой, у которой денег много? А ещё лучше – двум компаниям, пусть обе платят? А патент оставить себе?

Если мистер Ivanov уже работает на какую-нибудь компанию, то выбора у него особенного нет. Потому что всякая уважающая себя американская организация при приёме на работу поставит перед мистером Ivanov условие: все его изобретения принадлежат компании. И попросит поставить подпись. И не только те изобретения, которые он сделает в период работы на организацию, но и те, которые он вздумает запатентовать в течение определённого времени после того, как организацию покинет.

Поэтому мы оставим бесправного и трудоустроенного мистера Ivanov с тем, что он уже имеет, а именно: с регулярной зарплатой и проданной на корню душой и немедленно устремимся к господину Petroff (или Petrenko), который – вольная птица и обязательств ни перед кем не имеет.

При этом господин Petroff может иметь регулярную работу, но в его контракте должно быть чётко записано, что он сохраняет право изобретать всё, что ему вздумается, если предмет изобретения не имеет отношения к деятельности его компании. Иногда компании идут на это.

Прежде, чем приступать к разработке, господину Petroff следовало бы задуматься, а что он будет делать с патентом по его получению. Но творческая натура господина Petroff не даёт ему времени задуматься над подобными незначительными вопросами. Его будущее изобретение внесёт такой значительный вклад в процветание человечества, что из желающих его реализовать выстроится длинная очередь и придётся нанять на работу секретаршу, чтобы эту очередь как-то упорядочивать.

Скоко, скоко?

Но, volens-nolens, а вначале придётся прикинуть, во что получение патента выльется. Сколько, так сказать, денег и времени это морочливое дело потребует. Выяснить это очень нетрудно. Много необходимой информации имеется на том же сайте Патентного Ведомства США. А чего там нет – вы найдёте чуть ниже.

Проведём несложное исследование. Найдём на этом сайте патент, скажем, с №6,630,345, выданный господину Petrenko, и прочтём дату выдачи: 7 октября 2003 года. Опустимся несколькими строчками к той дате, когда счастливый изобретатель подал заявку. Одну секундочку, тут должна быть какая-то ошибка. Датой подачи заявки значится … 4 марта 1997 года. Получается, более 6 лет изобретатель ждал, надеялся, заглядывал в почтовый ящик, получал отказы и занимался выматывающей нервы перепиской с патентными экспертами, которые ровнёшеньки ничего не поняли в его выдающемся изобретении. И в конце концов он получил этот патент тогда, когда до срока его истечения остаётся уже не 20 первоначальных лет, а всего лишь 13 с хвостиком? Роялти за 6 самых драгоценных лет – тю-тю?!

Но это ещё не всё. Скользнём взглядом несколькими строчками ниже и увидим ещё более непонятную надпись: “Attorney, Agent or Firm: Klauber & Jackson”. А эти ещё откуда взялись? Неужели грамотный человек не может сам составить заявку на патентование без всяких там патентных поверенных? Ответ: может, это не запрещено и правила написания заявок изложены ясно и понятно. Значит, большинство так и делает? Ответ: нет, так не делает почти никто. Почти все изобретатели, грамотные люди и умницы, предпочитают платить деньги агентам и патентным фирмам. Причём, изобретатели-одиночки, стеснённые в средствах, находят одиночек же патентных агентов, которые могут сделать работу за 5-7, а то и 2-3 тысячи долларов. А вот крупные фирмы обращаются в солидные патентные компании и платят во много раз больше, иногда по 70 тысяч долларов. У них что, деньги несчитанные? Считанные и подотчётные. Ох, как они их считают, костяшки счёт дымятся! Но есть такая поговорка в этой стране: “You get what you pay for”, что в буквальном переводе на русский означает: “Скупой платит дважды”.

Прежде, чем решить, сколько стоит заплатить за составление заявки на патент, опытный менеджер задаёт себе вопрос: “какой патент он хочет получить?” Патент – это защита. Его можно сравнить со своеобразным забором, окружающим территорию изобретателя от посягательств всяких сорок и прочих расплодившихся хищников. Любой забор хорош только до тех пор, пока он служит своей цели.

Вот эту всю работу и должны по замыслу выполнять патентный поверенный и патентный экзаменатор. Вы вручаете своё детище первому, а он от вашего имени ведёт переговоры со вторым. За маленькие деньги поверенный построит вам забор следуя вашим указаниям и не будет проверять, стоит ли забор на чьей-то территории, достаточно ли прочна постройка и не выпадает ли где-то доска.

Помните анекдот советских времён о кооперативе, который взял в аренду … 1 метр государственной границы СССР. Дешёвого поверенного не будет заботить вопрос, есть ли дыры в вашем заборе и достаточной ли он длины. Он не будет проводить поиск на патентную чистоту, что в переводе на обывательский язык означает, что ваш забор может захватить кусочек чужой территории.

Вы, наверное, надеетесь, что этим займётся патентный офис? Напрасно. Качество рассмотрения заявок существенно снизилось за последние годы, поэтому даже выданный патент вам ничего не гарантирует. Проверка на патентную чистоту – дело рук самого изобретателя.

Но польза будет и от такого патента! Вот как следует использовать патент, написанный недорогим юристом. По его получении вы можете выгодно вложить ещё около 100 долларов и вам пришлют прекрасно выгравированную металлическую копию первой страницы патента с вашим именем. Она будет вставлена в рамочку, которую можно будет повесить на стенку и показывать гостям и внукам. Согласитесь, что это более ценное украшение вашего жилища, чем купленный за ту же цену на аукционе e-bay подлинник какого-нибудь Ильи Репина “Женский портрет”, или Василия Перова “Крестьянин”, или пастель Филиппа Малявина. И всего каких-то 5-7 тысяч долларов плюс ещё сто. Право, не жалко.

Но если вы – настоящий потомок древних обитателей нашей родины и ваши глаза поблескивают хищным блеском сквозь узкую оправу очков, вам этого совершенно недостаточно. Вы хотите, чтобы горение вашей души, ваш редкий талант и, чёрт подери, творческая удача были оценены по достоинству. Желательно при этом, чтобы достоинство это могло быть положено в солидный банк и прирастало количественно.

Для этого вам нужно, чтобы патентную работу делали профессионалы. Вы обращаетесь в солидную патентную фирму, где имеются специалисты вашего профиля: химики, если вы изобрели химический процесс, или программисты, если вы полагаете, что придумали оригинальную программу. В солидной фирме тоже за вас делать ничего не будут. Если вы думаете, что достаточно принести карандашный набросок и на ломаном языке объяснить вашу идею в общих чертах – да, они сделают всё остальное. Это займёт больше времени, чем если бы вы потрудились изложить всё подробно и грамотно. Поэтому приготовьтесь платить за каждый потраченный вашим юристом час. Заниматься вами, как правило, будут не один юрист, а минимум два: старший и младший. Младший будет делать всю работу, а старший – руководить её ходом и вносить исправления. Первому вы заплатите от 150 до 250 долларов. Второму – от 400 до 500. За всю работу? Да нет же, за каждый час. У вас нет никакого контроля за расходом времени, а значит, вы заплатите столько, сколько будет указано в присланном вам счёте. При общении с патентными юристами вас ожидает много увлекательных приключений. Например, у вас возникает простенький вопрос: ставить артикль определённый или неопределённый во втором пункте формулы изобретения или: можно ли вместо подробной схемы нарисовать квадратик. Вы звоните вашему юристу и задаёте этот простейший вопрос. Нормальный человек ответит вам сразу и коротко: “yes” или “no”. Лукавому юристу же нужно не менее 15 минут, чтобы разжевать вам любой, самый элементарный вопрос. Иногда – полчаса, а то и сорок пять минут. Так ему удобнее присылать вам счета, в четвертях часа. Но не будем тянуть, существует статистика и, согласно ей, добросовестно подготовленная заявка на патент обходится от 7 до 15 тысяч долларов.

Но это не всё. Когда вы будете отправлять заявку, вам необходимо приложить чек на сумму около 400 долларов в зависимости от числа пунктов формулы вашего изобретения.

Заявка отправлена. Можно расслабиться, причём, надолго. Не ожидайте первого ответа ранее, чем через год. Когда же почта доставит вам долгожданное письмо, содержащее так называемый first office action, не торопитесь вскрывать конверт. Присядьте на стул. Глубоко вздохните. Выпейте валерьянки. Теперь надрежьте конверт, извлеките письмо и найдите слово: “rejected”. Ваша заявка отклонена. Welcome to the club, man! Заявки отклоняются, полностью или частично, в 90% случаев.

Но это ничего не значит, отказ не окончательный. Большая часть отклонённых заявок в конце концов увенчивается победой не патентного экзаменатора, а изобретателя.

Но кое-что отказ всё-таки означает. Именно, вы ещё раз появляетесь в оффисе патентного поверенного и просите о помощи. Конечно, он вам поможет, редко случается видеть человека настолько готового вам помочь. Может быть, вы думаете, что вам удастся уладить дело с патентным ведомством самолично? Ведь на их письме любезно указан телефон и фамилия экзаменатора. Как это любезно, какая открытость, какая огромная разница по сравнению с мрачными временами ВНИИГПЭ, советского патентного института, не имевшего привычки указывать даже фамилий своих внештатных экспертов. Здесь же – другое дело. Телефон указан и позвонить по нему можно прямо сейчас. Только вряд ли с вами будут разговаривать. Почему? Вам любезно объяснят, что согласно подписанному вами документу ваши интересы представляются патентным поверенным и представитель патентного ведомства будет вести разговоры только с ним.

И слава Богу! При вашей юридической безграмотности вы Бог знает чего можете наговорить. Патентный же повереный подготовит грамотный ответ (с вашей помощью, разумеется) и вы увидите, что всё не так уж безнадёжно. Ну, кошелёк ваш ещё немного потощал, ещё 400 долларов патентному ведомству и пару тысяч юристу. Ну, жена ставит перед вами тарелку на стол без прежнего энтузиазма и не заглядывает искательно в глаза. Life is cruel. Расслабьтесь, наслаждайтесь ароматом душистого борща. Следующий удар патентное ведомство нанесёт вам ещё не скоро.

Но вот приходит тот день, когда вы получаете долгожданный … патент? Ещё нет, но уже письмо в котором вам обещают выдать патент, если вы произведёте над ним, так сказать, обрезание. Забор, короче, построите не так, как мечталось, а немного поуже. Соглашаться или нет – дело ваше. Можете продолжать бороться за каждую квадратную пядь вашей законной территории, а можете и согласиться на то, что дают.

Наконец!!!???

Наконец, вы одерживаете победу! Ура! Уже сообщён номер патента, уже опубликован его текст, скоро почта доставит по вашему адресу эти заветные корочки с золотой печатью на первой странице. Пришла пора пожинать плоды своего труда. Скоро, скоро постучится в дверь представитель какого-нибудь General Monsters или Megasoft, а в руках у него будет солидных размеров блюдечко, а на блюдечке – контракт на гербовой бумаге и … чек. Они прочтут, оценят вашу идею и захотят использовать её первыми, опередив всех конкурентов. Скоро, скоро…

Не удивляйтесь, если этого не произойдёт какое-то время. Не будем вас обманывать, это не произойдёт никогда.

Но почему, чёрт подери? Ведь это же – прекрасное изобретение, оно может сделать стольких людей счастливее, а фирму, использовавшую его – неизмеримо богаче. Вот тут-то всплывает вопрос, которым у вас до сих пор не было желания заняться. Вернее, два вопроса. Первый – насколько богаче? Нужна конкретная цифра. Второй – знает ли об этой цифре фирма?

Давайте предположим невероятное: в означенной фирме работает энергичный и умный менеджер, который умеет считать деньги. Он узнал о вашем изобретении, ознакомился с ним и собственноручно подсчитал, во что обойдётся его доработка, оценил степень риска и решился на все хлопоты, связанные с внедрением. Что дальше? Как что, он же умный и энергичный, он способен на риск. Он начинает немедленно … внедрять ваше изобретение. Постойте, а по какому, собственно, праву? Ведь ему требуется ваше разрешение, для этого вам и выдан патент. Правильно! Ваши действия?

Только не говорите, что вы напишете в фирму письмо, аргументировано и взвешенно доказывающее их неправоту. В лучшем случае вы получите холодный и безапелляционный ответ, что претензии ваши совершенно необоснованны. Ответ будет содержать скрытую угрозу. Но вы на это не обратите внимания.

Остаётся суд? Верной дорогой идёте. Только не оступитесь, ибо отныне дорога проходит по минному полю. Затеять судебный процесс стоит недорого – всего несколько тысяч долларов. Но зато можно выиграть гораздо больше, например, целый миллион. Мало того, что суд заставит фирму купить у вас лицензию или прекратить выпуск продукции, но может назначить вам вознаграждение в тройном размере, если выяснится, что фирма нарушила ваше право сознательно. Может? Может, может…

На деле же вас ожидает нечто иное. В ответ на ваш судебный иск вам придёт письмо из солидной юридической фирмы, в котором вас известят о возбуждении против вас встречного иска. За что? За нарушение какого-то закона, о котором вы и понятия не имели. За это нарушение вы можете заплатить сумму, превышающую ваши возможности.

И это справедливость? Да, в этом мире справедливость понимается немного иначе, чем вам внушали в детстве. Снесли яичко – сидите тихо, чего вы раскудахтались на весь мир? Сорока-воровка – она тут как тут.

Но, допустим, вы абсолютно уверены в своей правоте и ваш адвокат (уже не патентный поверенный, вам понадобится другой адвокат) не сомневается в победе. Для успеха в суде нужно много чего. В частности, получить мнение третьей стороны о том, что ваш патент не нарушает ничьих прав, а ваши права, наоборот, нарушены (то есть, вы не построили забор на чужой территории по недосмотру, но ваш противник украл вашу собственность). Третья сторона (ещё одна патентная фирма) с удовольствием составит для вас такое мнение. Стоит это в среднем 10-15 тысяч долларов. Зачем это нужно, ведь судья, рассматривающий подобные дела, наверняка в них собаку съел и способен разобраться сам? Совсем не обязательно. Специально подготовленного корпуса патентных судей в этой стране ещё нет. Шансы очень велики, что ваш судья в этом вообще ничего не понимает, о чём с весёлой улыбкой сообщит вам на первом же заседании. Он будет полагаться на мнение экспертов. А платить им будете вы.

Ну, а сам судебный процесс, сколько он будет тянуться и во что может вылиться? Данные такие есть. Тянуться он будет от 2 до 4 лет. Судьи перегружены и первое рассмотрение будет назначено хорошо, если через год-полтора. Результаты недавно проведённого исследования выявили совершенно ошеломляющие цифры. Средняя стоимость процесса для каждой стороны – около 200 тысяч долларов*. На этом фоне 455 долларов на поддержание вашего патента, которые вы заплатите Патентному Оффису через 3 с половиной года, уже не так заметны, хотя, конечно 1,045 долларов через 7 с половиной лет (со дня подачи заявки, конечно, а процесс ещё не закончен) сумма более внушительная. Все эти расходы вам предстоят даже в том случае, если вы абсолютно правы и компания злостно нарушила ваши права как изобретателя. General Monsters на такие расходы пойдёт. Она пойдёт на это даже в том случае, если предполагаемые затраты на покупку у вас патента будут меньше затрат на судебный процесс. Опытные сороки из General Monsters пойдут на это, чтобы другим курицам неповадно было. В редких, очень редких случаях General Monsters может согласиться на лицензирование вашего изобретения. Но, допустим, произошло невероятное. Правда, легче выиграть эти деньги в лотерею, но допустим, вам в лотерею не везёт, а на этом поприще повезло.

Считайте, что вы родились в рубашке. Но эту рубашку ещё нужно подогнать и натянуть. Следующим вашим шагом должен стать поиск хорошего юриста. Но не патентного и не того, который помог вам выиграть процесс. Теперь вам нужен специалист в области составления лицензионных соглашений. Он возьмёт с вас недорого, тысяч 10 долларов. За хорошее соглашение – подороже. Хорошее соглашение отличается от плохого, как божий дар от яичницы. В хорошем соглашении вы уступаете ма-а-аленькую долю вашего изобретения за бо-о-ольшие денежки. А плохим – вы даёте исключительное право на его использование на земле, в небе, на воде и под водой, а также за пределами этих сред. А ваше вознаграждение (роялти, если вы ещё о нём помните) будет вам выплачено в нескором времени и только после того, как будут возмещены убытки фирмы на его внедрение. Сюда войдёт и ваша зарплата как консультанта, и оборудование, и стоимость тестирования и многочисленных сертификаций и прочее, прочее – несметные тысячи.

В общем-то – и неплохо, по крайней мере фирма берёт на себя внедрение, да ещё и принимает вас на работу. Зарплату вам могут положить вполне приличную. Дадут оборудование, менеджера в помощь (то есть, ваш новый помощник будет вами руководить и за вами приглядывать, а вы перед ним будете отчитываться), даже нужным персоналом могут обеспечить. И вот, после долгих мытарств ваше детище выходит на рынок. Продажи, сначала робкие и медленные, начинают расти и вы подсчитываете свои многострадальные роялти, которые вот-вот польются в ваш карман. К тому же зарплата консультанта по инерции переводится на ваш счёт.

Но эта же мысль, только несколькими годами раньше, пришла уже в голову президента фирмы. Изобретение внедрено, работает, зачем нам нужен консультант? В один прекрасный и безоблачный день почта доставляет вам конверт с тысячью благодарностей от лица фирмы и … последним чеком. Вы – на улице. А до роялти ещё нужно ждать и ждать. Ждать, впрочем, недолго. Срок вашего изобретения заканчивается через 20 лет. Но не с момента внедрения, но с момента подачи вашей заявки. А пока суд да дело, 10 лет уж пролетело.

Судьба одиночки

Согласитесь, всё было бы иначе, если бы с самого начала у вас были деньги и вы смогли бы пройти всю дорогу до внедрения, рекламы и продаж вашего детища самостоятельно. Сколько вам нужно денег? Зависит от масштаба вашего изобретения.

Первый пример. На одном из гавайских островов автору пришлось утолить голод в придорожной таверне. Сэндвичи, которыми его угостил весёлый хозяин, оказались необыкновенно вкусными и нежными. Хозяин с удовольствием поделился с автором их секретом и сказал, что он собирается подать заявку на патент и делиться рецептом с другими ресторанами быстрого утоления голода (fast food). Конечно, внедрение такого изобретения не стоит практически ничего.

Другой пример. На страницах Интернета можно найти упоминание об эпохальных изобретениях российского учёного, доктора технических наук и борца за права человека Александра Болонкина. Вот что он пишет на собственном вэб-сайте о судьбе одного из них:

“Я обратился в Агенство перспективных исследований Министерства Обороны (США, прим. автора), указав, что изобретенный пускатель позволяет буквально задаром ежедневно доставлять 1-2 тысячи тонн бомб на вражеские страны на другом континенте”.

И что же вы думаете, ответили американские военные выдающемуся борцу за свободу и демократию? Он с горечью пишет:

“…добиться ответа так и не удалось. Не ответили на мое предложение провести хотя бы для начала расчеты и оценки, ни Министр обороны Кон, ни Президент Клинтон”.

Не захотел Клинтон оторваться от пышнотелой Моники и заняться необходимыми расчётами и оценками. И министр (пардон – Министр) обороны не пожелал воспользоваться новым методом внедрения демократии в Сербии, Ираке и других странах, используя изобретения выдающегося учёного. Пропадает красивая идея. А почему? Болонкин до сих пор недоумевает. Но далее он, по простоте душевной, раскрывает нам причину. Вот что он пишет: “Да и какой смысл крупную идею отдавать компании”. И не отдаёт. Под графой Assignee в выданных ему на сегодняшний день 4-х патентах вместо NASA или General Monsters числится другая фирма: Bolonkin; Alexander (Brooklyn, NY).

Дело вашего вкуса, читатель, желать ли успеха выдающемуся изобретателю и гуманисту в деле ежедневной доставки бомб на головы незнакомых ему людей. Но от пожеланий ваших ничего не зависит. Фирма “Болонкин и Ко” такое изобретение самостоятельно не потянет.

Автор этих строк совершенно не представляет себе, каким образом может изобретатель-одиночка осуществить столь крупную идею. А ведь Александр Болонкин активно работает над целым спектром изобретений – от исследования Марса до осуществление бессмертия. Неужели все эти идеи не заинтересуют человечество?

Начальный капитал

Хотя мы даже не обмолвились о том, во сколько может вылиться международное патентование (о, это отдельная история!), но к этому моменту, читатель, вы вполне могли убедиться, что без начального капитала продвижение изобретения дело мало реальное.

И эта банальная мысль возвращает нас к самому началу нашей статьи, а именно – в курятник. Ибо перед любым изобретателем во весь рост становится капитальнейшая проблема. Chicken and eggs – под этим названием она известна во всём мире. Вы снесли яичко, но где же та щедрая курица, что высидит его?

Иными словами, где достать деньги на реализацию? Где достать деньги на патентование?

Для этого, как ни странно, существует много путей.

Застолбить вашу идею можно практически мгновенно и весьма дёшево. Для того, чтобы помочь начинающим изобретателям, Патентный Офис США придумал новую форму регистрации приоритета изобретателя. Форма эта называется Provisional Patent Application. Всего за 80 долларов Патентный Офис с удовольствием примет вашу заявку и без всяких проволочек положит её в долгий ящик одного из своих шкафов. Он будет держать её там 12 месяцев. В течение этих 12 месяцев вы имеете возможность найти деньги на оформление полноценной заявки. В течение этих 12 месяцев приоритет вашей идеи будет защищён и вы будете иметь возможность знакомить с ней хоть целый мир. Сорока-воровка обречена на долгое и, возможно, бесплодное ожидание. Подача такой заявки имеет ещё два неоценимых преимущества. Первое, вам не нужно оформлять заявку по всем правилам, достаточно лишь грамотно и исчерпывающе описать идею. Второе, вы получаете возможность ставить на всех своих продуктах и документах магическое обозначение: Patent pending.

Снабдив ваш продукт подобным значком, вы можете надеяться, что сорока-воровка подумает дважды прежде, чем покусится на копирование вашего продукта.

Если же вы поставите этот магический знак, не подав заявку, вы совершаете уголовное преступление!

Но (!) будьте осторожны. 12 месяцев пролетают быстро, а вам ещё нужно найти деньги на внедрение и оформление полноценной заявки.

Поэтому: не разглашайте вашу заявку полностью никому! В противном случае опытный человек может обойти её, воспользовавшись вашим непрофессионализмом.

Ангельская помощь

Имея приоритет – вперёд, деньги ждут вас в этой богатой стране. Стоит только найти подходящего человека или организацию и попросить их выписать вам чек на определённых условиях. Конечно, это должны быть ваши условия, идея-то ваша. Но эти милые люди и организации думают почему-то иначе. Конечно, это должны быть их условия – деньги-то их. Они внимательно выслушают вас и попросят объяснить, когда и в каком объёме их деньги будут возвращены. На их языке это называется: бизнес-план. Как, вы никогда не слышали о нём? Вы не знаете, как его составить? Вы не знаете, где взять цифры по предполагаемой прибыли?

Вы не можете оценить риск?

Вы ожидаете, что найденные вами инвесторы сами должны составить этот документ? Ваш портрет завершён. И это – портрет неудачника – looser’а.

Может быть, вы ещё и не знаете, где искать инвесторов? Это дело поправимое. Их тут миллионы и делятся они на индивидуалов и тех, кто сбился уже в группы (стаи). И те и другие представляют собой милейших и честнейших людей, не правда ли?

Индивидуальные инвесторы здесь так и называются: “angels”. А группы этих ангелов называют себя: Venture capitalists. Представляете себе целые группы (косяки) ангелов, да к тому же готовых на риск. Ведь это – риск: принять детище незнакомого им человека, обласкать изобретателя и создать благоприятнейшие условия для внедрения и продвижения изобретения к нетерпеливому потребителю. Но, осторожно, группы ангелов носят ещё и менее известное, но более близкое к истине название: Vulture capitalists. Всё, что объединяет их с ангелами – это наличие крыльев.

Условия, которые вам предложат и те и другие, будут выглядеть настолько грабительскими и оскорбительными, что у вас пропадёт всякое желание продолжать общение.

Но где же альтернатива?

Вы можете занять деньги у друзей или в банке. Их нужно будет вернуть, но не в таком грабительском размере, как потребовали бы “ангелы”.

У вас есть надёжные и доверчивые друзья в этой стране? Обладаете ли вы имуществом, чтобы банк принял его в качестве гарантии? Поздравляем. А если нет?

Не отчаивайтесь. Как ни странно, имеется бездонный и вполне доступный источник первоначального капитала. И деньги возвращать не нужно. Никогда. Этот источник – деньги богатейшего государства в мире. И оно эти деньги раздаёт. Направо и налево, а также – по диагонали. Любому желающему. Не всем, конечно, но любому, а в числе любых можете вполне оказаться вы. Государство раздаёт эти деньги в форме грантов. Грант может получить любая организация или даже индивидуал.

Нужно соблюсти всего лишь два условия: 1) ваша идея должна быть затребованной и 2) вам нужно написать заявку на этот грант.

Практически это означает, что вам повезёт, если в одном из мириадов публикуемых грантов будет обозначен интерес к вашей идее. Интерес этот должен с вашей идеей совпадать. Бук-валь-но. Например, вы изобрели аппарат, способный летать без помощи двигателей. Да что там вокруг да около, вы изобрели антигравитацию. В результате поисков на сайтах многочисленных государственных и окологосударственных организаций и учреждений вы находите искомое: “Усовершенствование двигателей летательных аппаратов”. Ура, это полностью совпадает с вашей идеей. Вы уверены? Вспомните сначала, есть ли у вас двигатель? Ах, в нём нет нужды, ну, конечно, ваш аппарат и не нуждается в таком рудиментарном приспособлении. Теперь расслабьтесь, ваша заявка не будет принята к рассмотрению. Вы что, читать не умеете? Усовершенствование чего? Двигателей! Лицам, не умеющим правильно понять существо заявки, деньги налогоплательщиков доверены быть не могут.

Но, допустим, вам повезло и кто-то объявил конкурс на нечто, очень близкое к существу вашего изобретения. Пишите заявку. Пишите грамотно, заполняйте все пункты. Если в требованиях к заявке указан объём в 25 страниц, не вздумайте превысить его хоть на одну строчку. Ваша заявка будет отправлена в мусорный ящик без рассмотрения. Лицам, не способным понять выражения: “максимальный объём заявки не должен превышать 25 страниц” деньги налогоплательщиков доверены быть не могут.

Вы отправили заявку и ждёте результатов конкурса. Шансы ваши не так уж плохи, примерно каждая восьмая заявка получает просимое.

Просимое это может составлять несколько тысяч долларов, а может достигать и ста тысяч.

Ваши шансы на получение гранта могут резко возрасти, если вы обратитесь за помощью к профессионалу. Да-да, в этой стране, где всё есть, имеются и узкие специалисты, зарабатывающие на кусок хлеба тем, что помогают грамотно составить заявки на грант и делают это весьма охотно. Что они делают неохотно, это соглашаются на отстроченный платёж, типа: сочтёмся по получении реальных денег. Нет, на это они пойдут вряд ли. Утром – деньги… – дальше вы знаете.

Есть здесь и люди, которые учат, как получать гранты. У них такая профессия. Люди эти регулярно проводят семинары по всей стране. Можете принять участие. За небольшую плату, разумеется, несколько сот долларов за двухдневный семинар.

Если вы, читатель, думаете, что получение гранта в 75-100 тысяч долларов для изобретателя-одиночки относится к области фантастики, спешу вас обрадовать: такие случаи не так уж редки. Автор лично знаком с человеком, Александром Т., который получил два таких гранта на компанию из двух человек: он сам и его родственник. Правда, Александр является человеком редкой работоспособности, имеет учёную степень доктора технических наук и просто большая умница. Последнее обстоятельство ему нисколько не помогло, потому что родственник, проживший в этой стране несколько дольше Александра, сумел благополучно присвоить почти все деньги, оставив бедного Т. на бобах. Чтобы стать богатым, не обязательно быть умным, это заблуждение. Можно быть просто сорокой.

Сам же автор может с гордостью сообщить, что ему удалось получить более 10 грантов, больших и маленьких, а процент попадания приближается к 70%. Не так уж плохо, не правда ли? Но это было достигнуто не в одиночку.

Прелесть государственных денег в том, что делать, в общем-то, нужно самый минимум. Деньги выдаются на определённый срок, месяцев на 6, в течение которых нужно составлять ежемесячные отчёты (1-2 страницы), а к концу срока – изготовить какой-то примитивный образец для демонстрации идеи и написать отчёт страниц на 20-25. С картинками. И – всё. Формально, государство имеет право потребовать этот образец, но это случается редко. Взамен на полученные деньги вы отдадите государству право безвозмездного пользования вашим изобретением, но … только для государственных целей. Частный рынок для вас совершенно открыт. Дерзайте!

Но что же делать, если и 100 тысяч долларов и 6 месяцев напряжённого труда совершенно недостаточно для продвижение идеи на рынок? Что, если вам и миллиона (бывают и такие гранты) не хватит?

Ответ один – искать инвесторов и, если вам чудовищно повезёт, продаваться им на (увы!) не ваших условиях.

Но, как бы ни тяжелы были ваши обстоятельства, умрите, но не отдавайте ваших идей задаром. Помните: денег в этой стране много, а хороших идей – мало. При первом же общении с вашими будущими благодетелями требуйте их подписать соглашение о неразглашении (Non Disclosure Agreement). Хорошее соглашение такого рода – тоже предмет искусства и стоит немалых денег. Их может потребовать ваш адвокат, попутно объяснив вам, что плохое соглашение не стоит вообще ничего. А хорошее составлено специально для вашего случая и занимает страниц пять малопонятного текста.

Вот теперь вы – на верном пути. Став на него единожды, не доверяйте никому и никогда. Прикрепите над вашим письменным столом следующие знаменитые изречения. (Они, скорее всего являются просто откровенностями, приподнимающими завесы над образом мышления их авторов. Но с людьми такого рода вам предстоит работать). Первое из них принадлежит главе корпорации Intel Andrew Grove, который так и назвал свою книгу: “Only the paranoid survive”. Второе гласит: “даже у параноика есть враги”. Тот же Andrew Grove выразился ещё более определённо: “The purpose of the new capitalism is to shoot the wounded”.

Никогда, никогда не переоценивайте моральных качеств ваших партнёров. Но, будучи осторожны, будьте сами честны с ними – звучит парадоксально, но это обязательно, поверьте!

Если ваша цена велика, настаивайте на ней. Если вы хотите сохранить свои позиции надолго и не быть выжатым как лимон и выброшенным безжалостно на улицу, работайте не покладая рук, изобретайте постоянно новое, будьте всегда нужным и незаменимым.

Если вам, мой читатель, не повезло от рождения и жизнь в её простой сиюминутности не приносит вам радости, если вы – человек потерянный для общества и друзей – ступайте на эту стезю, чёрт вас подери, где понедельник начинается в пятницу, идите на эту добровольную, бесконечную каторгу без выходных, отпусков, с неопределённым результатом, полную стрессов и унижений, затяжных провалов и коротких взлётов.

Идите на эту творческую, полную смысла и новых свершений работу – и … Бог вам в помощь!

Хотя, может быть вы полагаетесь больше на собственную гениальность и здравый смысл, чем на опыт ваших предшественников и наши советы? Желаем вам удачи от всего сердца.

Но прежде не сочтите за труд прочесть краткие жизнеописания двух величайших людей прошлого столетия, гениальных учёных и изобретателей во второй части.

* За время, прошедшее с написания этой статьи, цены выросли.

humor theory

Share and Enjoy:
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • MySpace
Posted in О науке. 13 Comments »

13 Responses to “Снесла курочка яичко (о Патентовании в Америке), часть 1.”

  1. Серж Says:

    Игорь, нарушение какого “закона, о котором вы и понятия не имели”, предьявили Вам, если не секрет?

  2. admin Says:

    Это называется “common law”. Запутанная штука, в подробности не буду вдаваться, это уже быльём поросло.

  3. Серж Says:

    Жаль что не скажете) Да, в США прецедентная система правосудия (common law), и корпорации действительно практикуют иски против частных лиц и малого бизнеса, когда хотят выставить их на деньги и повоспитывать. Но зарегистрировать кейс на ровном месте без “substantial evidence” нарушений закона ни один суд не возьмется. Поэтому, в чем-то Вы тогда провинились, хоть и не говорите в чем. Например, в Калифорнии Вашу компанию могли обвинить, что новый очиститель воздуха культивирует алергены или его корпус содержит ракообразующие вещества, а на аппарате нет соответствующего предупреждения)

Leave a Reply

«

»