AS-17

April 5th, 2014 — admin

В начало

Предыдущая глава

Чилийские фьорды

И вот, наконец, долгожданные чилийские фьорды. Казалось бы, фьорды есть и у нас под боком, в канадской Британской Колумбии. Но по этим фьордам океанские лайнеры не ходят. Нельзя въехать в них, сидя в кормовом баре на десятой палубе, держа стакан со скотчем в одной руке и трубку в другой. А в чилийские фьорды – можно. Они не такие отвесные, как норвежские, отлогие берега покрыты лесами. Иногда можно заметить рыбьи садки и плавающие возле них домики с передвижными электростанциями.

В последние десятилетия чилийцы занялись разведением лосося. Трудно сказать, к какой категории можно отнести сёмгу или горбушу, выращенную в океанских садках: к дикой или фермерской. С одной стороны, вода океанская, холодная, неосторожные рыбки в садки заплывают, не давая лососю застояться и поддерживая охотничьи инстинкты. С другой – не дают ведь лососю мигрировать за тысячи километров, так и навыки ориентации можно потерять. Мозг лосося это – маленький компас и ориентируется он по магнитному полю Земли, каждый сезон возвращаясь точно к своим берегам, в свою родную речку и свой родной ручей. У человека такой компас тоже есть, но большинство из нас о его существовании не подозревает. 

Вечер. Мы сидим в кофейне Ивана Юрьича, освещённой двумя висячими лампами “молния”. Густо накурено. Все столики заняты. Кое-кто играет в домино, другие в карты, третьи пьют кофе, иные просто, так себе, сидят в тепле и свете, перекидываясь разговорами и замечаниями. Длинная, ленивая, уютная, приятная вечерняя скука овладела всей кофейной.

Понемногу мы затеваем довольно странную игру, которой увлекаются все рыбаки. Несмотря на скромность, должен сознаться, что честь изобретения этой игры принадлежит мне. Она состоит в том, что поочерёдно каждому из участников завязываются глаза платком, завязываются плотно, морским узлом, потом на голову ему накидывается куртка, и затем двое других игроков, взяв его под руки, водят по всем углам кофейни, несколько раз переворачивают на месте вокруг самого себя, выводят на двор, опять приводят в кофейню и опять водят его между столами, всячески стараясь запутать его. Когда, по общему мнению, испытуемый достаточно сбит с толку, его останавливают и спрашивают:

– Показывай, где север?

Каждый подвергается такому экзамену по три раза, и тот, у кого способность ориентироваться оказалась хуже, чем у других, ставит всем остальным по чашке кофе или соответствующее количество полубутылок молодого вина. Надо сказать, что в большинстве случаев проигрываю я. Но Юра Паратино показывает всегда на N с точностью магнитной стрелки. Этакий зверь!

А.Куприн. Листригоны.

Когда в 2004 году произошло катастрофическое цунами в Индийском океане, оно погубило от 225 до 300 тысяч человек. Погибли и люди, и животные. Но что интересно: дикие животные за несколько часов до прихода волны ушли от берегов на возвышенности. Стадо антилоп в панике убежало на ближайшие холмы, слоны ревели, разрывали цепи и убегали от берега. Даже акулы уплыли в глубину.

Да что там акулы!

Первобытные племена на Андаманских островах (всего около тысячи человек) сохранились. Эти охотники и собиратели, стоящие на ступени развития, соответствующей каменному веку, давно и сознательно изолированы от современной цивилизации, вплоть до запрета проникновения туристов в зону их проживания. У них как раз был сезон охоты на морских черепах. Учёные, уверенные в их гибели, забили тревогу. Но при облёте их местообитания вертолёт был обстрелян местными рэмбо из примитивных луков. На одном из островов Индонезии полностью спаслось племя так называемых морских цыган, т. е. людей, кочующих вслед за миграцией морской рыбы. За несколько дней до цунами в прибрежных водах пропала рыба, а окружающие животные начали вести себя необычно. Это и послужило морским цыганам сигналом покинуть место ловли. Они ушли на возвышенную местность.

После чудесного спасения племя Андаман привлекло к себе внимание учёных и они стали заниматься уникальными способностями островитян более пристально. Общение двух цивилизаций прошло настолько успешно, что уже через год вождь одного из племён попал в госпиталь и умер там с диагнозом «злоупотребление спиртными напитками».

Инстинкты спасли его от проявлений дикой природы, но оказались бессильными перед столкновением с цивилизацией. 

Возвращаясь к рыборазведению, приходится признать, что даже самый изысканный гурман вряд ли отличит лосося с активной магнитной стрелкой в голове от его собрата с уже атрофированной. Поэтому мы честно принимали всех лососей, которых нам подавали в Чили (об этом чуть позднее) на гриле или отварных, за океанских и радовались жизни. Впрочем, 70% чилийского лосося отправляют в Японию, где из него делают суши и сашими. 

Население на берегах фьордов отсутствует, трудно отделаться от мистического чувства, что точно такими открылись эти места глазам моряков экспедиции Магеллана. Каждый поворот таил в себе и для них, и для нас что-то новое, неизведанное. Ни мы, ни они не знали, в каком направлении следует плыть, каких берегов держаться. Правда, капитаном у нас был грек, а не какой-то португалец, поэтому неожиданностей ждать не приходилось, даже если бы наш маршрут проходил мимо Сциллы и Харибды, а не между Исла Мулчи и Пуэрто Гала. Проходят часы, прежде, чем вы встретите одинокую пристань или небольшой паром, доставляющий немногочисленных пассажиров из Пуэрто Монтт в Пуэрто же, но Чакабуко, а то и в Пуэрто Наталес. 

Паромы идут не торопясь, путь, который наш лайнер проделал за сутки, они преодолевают за трое. Да и куда торопиться при такой красоте?

А всего двадцать тысяч лет назад здесь был совсем другой пейзаж и берегов не было видно. Не росли деревья и не плескались игривые акулы в местных водах. Уровень воды был метров на 120-130 ниже, чем теперешний. Вся вода вошла в ледники. Это был ужасный, мертвенный ледниковый период. Трудно вообразить, что одно из самых высоких сооружений в Сиэтле – Space Needle – было бы полностью похоронено под глыбами льда. Эти чудовищные айсберги таяли снизу и нарастали сверху, двигались, производя оглушающий грохот, сползали, трескались, распадались на части. Своей невообразимой массой они крошили землю, дробя её на острова, протоки, заливы и проливы. Можно ли было разумной жизни появиться в тот момент в Америке Сюр? Нет, и решительно нет.

Не успеешь построить населённый пункт, как через какую-нибудь тысячу лет наползает ледник и стирает его с поверхности без жалости и сожаления.

Но в двенадцатом тысячелетии до нашей эры началось стремительное Аллерёдское потепление. Буквально за несколько десятков лет температура возросла настолько, что ледники, растаяв, ушли в море, оставив после себя заковыристую мозаику береговых линий. 

И тогда в этих местах появился более опасный разрушитель – человек. 

Мы, между тем, проследовали узкими проливами, затем – широкими, где движение судов усилилось, и взяли путь, проходящий вдоль берегов острова Чилое, на предпоследний порт назначения – Пуэрто Монтт.

Температура воздуха повышалась по мере следования на север. Каждый градус широты прибавлял нам один градус Цельсия. Как универсальны законы природы! 

Всё на свете относительно. Под интенсивным движением в чилийских водах можно считать несколько судов в течение часа. Разве может это идти в сравнение с судоходством по китайским великим рекам: Янцзы и Хуанхэ, или по Великому Китайскому каналу? Вот там стоишь, как заворожённый, а мимо проходят сотни, тысячи барж, сухогрузов, танкеров, паромов – и все целеустремлённо движутся: по рекам на восток и запад, по Каналу – на север и юг. 

Ни сна, ни отдыха не знают эти водные артерии: тук-тук-тук-тук-тук-тук. Тук – баржа, ещё тук – танкер, тук-тук-тук – целый поезд из девяти, а то и двенадцати барж с буксиром на носу и толкателем на корме.

А в Чили – тишина да гладь. Много есть ещё воды на Земле, неправда, что она перенаселена.

 

Продолжение

Share and Enjoy:
  • Digg
  • StumbleUpon
  • Facebook
  • MySpace
Posted in Путешествия, Uncategorized. No Comments »

Leave a Reply

«

»